Правильная ссылка на эту страницу
http://az-design.ru/Projects/AZLibrCD/Law/CivilLaw/APK2002/apk233.shtml

Арбитражный процессуальный кодекс РФ [2002г], Статья 233. Основания для отмены решения третейского суда

Статья 233. Основания для отмены решения третейского суда
       1. Решение третейского суда может быть отменено арбитражным судом только в случаях, предусмотренных в настоящей статье.
       2. Решение третейского суда может быть отменено в случаях, если сторона, обратившаяся в арбитражный суд с заявлением об отмене решения третейского суда, представит арбитражному суду доказательства того, что:
       1) третейское соглашение недействительно по основаниям, предусмотренным федеральным законом;
       2) сторона не была должным образом уведомлена об избрании (назначении) третейских судей или о третейском разбирательстве, в том числе о времени и месте заседания третейского суда, либо по другим уважительным причинам не могла представить третейскому суду свои объяснения;
       3) решение третейского суда вынесено по спору, не предусмотренному третейским соглашением или не подпадающему под его условия, либо содержит постановления по вопросам, выходящим за пределы третейского соглашения. Если постановления по вопросам, охватываемым третейским соглашением, могут быть отделены от тех, которые не охватываются таким соглашением, арбитражный суд может отменить только ту часть решения третейского суда, которая содержит постановления по вопросам, не охватываемым соглашением о передаче спора на рассмотрение третейского суда;
       4) состав третейского суда или процедура третейского разбирательства не соответствовали соглашению сторон или федеральному закону.
       3. Арбитражный суд отменяет решение третейского суда, если установит, что:
       1) спор, рассмотренный третейским судом, не может быть предметом третейского разбирательства в соответствии с федеральным законом;
       2) решение третейского суда нарушает основополагающие принципы российского права.
       4. Решение международного коммерческого арбитража может быть отменено арбитражным судом по основаниям, предусмотренным международным договором Российской Федерации и федеральным законом о международном коммерческом арбитраже.

Комм. Нешатаевой Т.Н.

       1. Основания отмены решений третейских судов, предусмотренные в законодательствах различных государств, как правило, могут отличаться друг от друга. Между тем среди таких оснований выделяется некий центральный совпадающий круг основ правопорядка, нарушение которых предполагает оспоримость решений третейского суда. Именно такие критерии прописаны как основание отмены решения третейского суда и в известных международных документах — Европейской конвенции "О внешнеторговом арбитраже" 1961г. и типовом законе ЮНСИТРАЛ, "О Международном торговом арбитраже" 1985г. и т.д.
       В ст.223 АПК также указаны лишь некоторые причины отмены решений третейского суда, совпадающие с основами, вошедшими в наиболее известные международные акты. Никаких иных причин отмены решений третейских судов, известных законодательству современных иностранных государств (мошенничество, злоупотребление правом, недобросовестность сторон, недееспособность арбитра и др.), в данной статье не содержится. Последнее связано с тем, что законодательство зарубежных государств развивалось по мере накопления судебной практики в этой сфере, выявлявшей уточненные формулировки оснований отмены решений третейских судов. Примером такого развития событий может служить Закон об арбитраже в Великобритании 1996г. Законодательство РФ в настоящее время не выходит за пределы оснований отмены, очерченных международными договорами.
       2. При этом учитывается, что в международной практике применяются две группы оснований для отказа в исполнении арбитражных решений: во-первых, основания, которые должны быть доказаны стороной, против которой направлено решение (например, нарушение условий уведомления о дне третейского разбирательства); во-вторых, основания, которые найдет применимыми компетентная судебная власть, к которой обращаются с заявлением об отмене решения третейского суда. Таким образом, первая группа оснований направлена на то, чтобы представить стороне, против которой вынесено решение еще одну возможность защитить свои интересы. Но эта возможность ограничена вопросами принципиального для правопорядка любой страны характера и не может вести к пересмотру спора по существу.
       А. В данном случае предполагается активная позиция должника по доказыванию того или иного основания, служащего причиной отмены решения третейского суда.
       1). Наиболее применяемым основанием является недействительность арбитражного соглашения по Закону, которому стороны его подчинены.
       Так, для разрешения спора, вытекающего из внешнеэкономического контракта, заключенного в Российской Федерации, иностранная фирма обратилась в международный коммерческий арбитраж в одном из субъектов Российской Федерации. В подтверждение компетенции арбитража иностранная фирма сослалась на наличие устного арбитражного соглашения, заключенного также в соответствии с российским правом. Решением арбитража исковые требования были удовлетворены.
       Компетентный государственный суд Российской Федерации по ходатайству российского предприятия-должника отменил решения третейского суда, сославшись на нормы подл, "а" п.1 ст.5 Нью-Йоркской конвенции 1958г., подп.1 п.1 ст.36 Закона РФ от 07.07.1993г. "О международном коммерческом арбитраже" о недействительности арбитражного соглашения. В соответствии с п.2 ст.7 вышеназванного Закона, а также п.2 ст.1 Европейской конвенции о внешнеторговом арбитраже арбитражное соглашение должно быть заключено в письменной форме. Никаких доказательств согласия должника на разбирательство спора в третейском суде субъекта РФ в арбитражный суд представлено не было. Несоблюдение письменной формы арбитражного соглашения, свидетельствующей о явно выраженной воле стороны конфликта на рассмотрение спора в арбитраже, привело к признанию такого соглашения недействительным.
       К этой же группе условиий действительности арбитражного соглашения принято относить такие требования, как праводе-еспособность сторон, добровольность их волеизъявления, допустимость споров в качестве предмета арбитражного разбирательства, подписание третейского соглашения уполномоченными на то лицами. Отсюда следует, что арбитражное соглашение может быть заключено только праводееспособными субъектами. Несоблюдение данного условия будет являться еще одним основанием для оспаривания решения третейского суда по заявлению стороны, против которой вынесено решение.
       Другим критерием признания третейского соглашения недействительным является неполноценность соглашения в связи с отсутствием точного названия третейского суда, в котором надлежит рассматривать споры и т.д.
       2). Решение третейского суда может быть оспорено и по мотиву ненадлежащего уведомления стороны, участвующей в споре об избрании (назначении) третейских судей.
       Данная норма направлена против возможности устранения сторон от участия в формировании третейского суда.
       Как известно, в постоянно действующем третейском суде формирование состава третейского суда производится в порядке, установленном правилами постоянно действующего третейского суда. В третейском суде разрешение конкретного спора, формирование состава третейского суда производится в порядке, согласованном сторонами. В обоих случаях в формировании состава арбитров участвуют стороны, передавшие спор в третейский суд. В силу этих особенностей формирования третейский судов, их право на назначение арбитров не может быть нарушено неуведомлением сторон о таком назначении.
       Стороны третейского разбирательства должны быть вовремя извещены о времени и месте его проведения. В отличие от государственных судов, которые отправляют свои уведомления в определенном законом порядке (в основном, почтой) стороны третейского разбирательства могут уведомляться также и в согласованном сторонами ином порядке, по указанным арбитражу адресам. Если стороны не согласовали иной порядок, то документы и иные материалы направляются по последнему известному месту нахождения организации или месту жительства гражданина-предпринимателя, являющихся сторонами третейского разбирательства, заказным письмом с уведомлением о вручении или иным способом, предусматривающим фиксацию указанных документов и материалов.
       Если адресат не сообщил вовремя о перемене своего адреса или несогласованно изменил способ доставки документов, материалы третейского суда будут считаться полученными в день их доставки. В этом случае ссылка на неизвещение о времени и месте третейского разбирательства вряд ли допустимы.
       В то же время при наличии уважительных причин (болезнь, длительная командировка гражданина, стихийное бедствие в месте нахождения штаб-квартиры юридического лица, другие подобные обстоятельства, вне контроля сторон), свидетельствующих о невозможности участия стороны экономического конфликта в третейском разбирательстве, арбитражный суд может рассматривать вопрос об оспоримости решения третейского суда.
       3). Отмена решения третейского суда по ходатайству стороны, против которой оно вынесено, возможна также в том случае, когда решение вынесено по спору, не предусмотренному условиями арбитражного соглашения или не подпадающему под него либо содержит постановления по вопросам, выходящим за пределы арбитражного соглашения.
       Так, арбитражная оговорка в договоре, заключенном российской и французской фирмами, была сформулирована следующим образом: "Споры о взыскании неустойки по настоящему договору разрешаются в арбитраже ab hoc, сформированном сторонами договора". При рассмотрении спора арбитраж, несмотря на заявление ответчика об отказе от расширения арбитражного соглашения, решил вопросы о недействительности данного контракта и о признании права собственности на предмет договора за истцом.
       В соответствии с подп.1 п.1 ст.36 Закона РФ "О международном коммерческом арбитраже" компетентным государственным судом Российской Федерации по ходатайству соответствующей стороны указанное решение было отменено, так как оно содержит постановления по вопросам, выходящим за пределы арбитражной оговорки в контракте: арбитраж не вынес решение о неустойке, но решил вопрос о праве собственности.
       Выход за пределы третейского соглашения в решении третейских судов может иметь место как в виде расширительного, так и ограничительного толкования арбитражем такого соглашения. Оба вида такого толкования недопустимы, ибо в этом случае третейский суд нарушает волю сторон на рассмотрение конкретного частного спора и рассматривает вопросы, не переданные на разбирательство, или наоборот не рассматривает те конфликтные вопросы, ответы на которые ожидают получить спорящие стороны. Следует отметить, что применение норм о выходе за пределы арбитражного соглашения как основание отмены решения третейского суда могут быть применены арбитражным судом только к части решения третейского суда.
       В подобных случаях, если постановления по вопросам, охватываемым арбитражным соглашением или оговоркой, могут быть отделены от тех, которые не охватываются таким соглашением или оговоркой, то та часть решения третейского суда, которая содержит постановления по вопросам, согласованным в арбитражном соглашении или в арбитражной оговорке в коммерческом контракте, может быть сохранена и отмене подлежит лишь та часть решения третейского суда, которая совпадает с самим третейским соглашением.
       4). Решение третейского суда может быть отменено, если состав или процедура третейского разбирательства не соответствовала соглашению сторон или федеральному закону.
       Состав и процедура третейского суда определяются внутренними регламентами третейских судов (для постоянно действующих арбитражей) или соглашением сторон (для арбитража ab hoc).
       При этом требования к арбитрам, входящим в состав третейских судов обоего типа, действующих в РФ, единообразны:
       • физическое лицо, осуществляющее эти функции должно быть праводееспособно;
       • должно быть частным лицом, т.е. не занимать государственных должностей госслужащих, прокуроров, судей и т.д.;
       • быть беспристрастным, независимым, не судимым;
       • третейский судья, рассматривающий спор единолично или в качестве председательствующего должен иметь высшее юридическое образование.
       Несоблюдение определенных законом или соглашением сторон условий назначения третейского судьи может послужить основанием отмены решения третейского суда.
       3. Арбитражный суд может отменить решение третейского суда, если в ходе рассмотрения заявления об отмене установит:
       а) что объект спора не может быть предметом арбитражного разбирательства по законам Российской Федерации или б) решение третейского суда противоречит публичному порядку этой страны.
       Б. Эти критерии являются общепризнанными в международной практике и закреплены в международно-правовых нормах.
       1). В первом случае государственный суд или иной компетентный орган (например, в США, в определенных случаях — государственный секретарь соответствующего штата) при рассмотрении ходатайства об отмене проверяют, относится ли разрешенный спор к компетенции арбитража с точки зрения предмета рассмотрения. В некоторых случаях в уставах третейских судов содержатся ограничения по рассмотрению споров, имеющих элемент публичности. Так, Нью-Йоркская фондовая фирма (Правило 600 Устава) не будет рассматривать коллективные (затрагивающие интересы больших групп, лиц) иски.
       В Российской Федерации критерии предметной компетенции сформулированы следующим образом: в коммерческий арбитраж могут по соглашению сторон передаваться споры из договорных и других гражданско-правовых отношений, т.е. отношений частного характера. Споры, вытекающие из отношений публичного характера, не подлежат рассмотрению в третейских судах.
       Случаи отмены решений третейских судов по рассматриваемому основанию возможно могут иметь место, если решения третейского органа будут касаться споров, вытекающих из валютных, налоговых, таможенных, антимонопольных отношений, отношений по национализации частного и приватизации государственного имущества, по банкротству предприятий и т.д.
       2). Другим основанием отмены арбитражных решений по инициативе суда является их несоответствие главным принципам права — фундамент у публичного порядка государства. Публичный порядок подлежит защите со стороны судебной власти этого государства. В доктрине этот защитный институт получил название "оговорки о публичном порядке". Строго говоря, оговорка публичного порядка — понятие более широкое, чем то, что дается в ч.3 ст.223, основанном на "оговорке о публичном порядке" в узком смысле.
       В законодательстве различных государств эта оговорка трактуется по-разному. Например, в Германии — это "добрые нравы и цели германского закона" (ст.30 Германского гражданского уложения или 328 Германского устава гражданского судопроизводства), в прецедентной системе США — это "самые основные представления судов страны о морали и справедливости".
       Однако в любом случае оговорка о публичном порядке представляет собой определенное препятствие, "заслон" для исполнения на территории государства решения третейского суда, противоречащего фундаментальным основам правовой системы этого государства.
       Оговорка о публичном порядке представляет собой своеобразный механизм, который закрепляет приоритет общегосударственных интересов над частными и охраняет тем самым публичный порядок государства от любых негативных влияний на него.
       Эта оговорка не допустит на территории страны решения третейского суда, если в результате его исполнения будут совершены действия, которые либо прямо запрещены законом, либо наносят ущерб суверенитету или безопасности государства, затрагивают интересы больших социальных групп, являются несовместимыми с принципами построения экономической, политической, правовой систем государства, нормами морали, существующими в обществе и являющимися платформой, на которой основываются принципы российского права.
       4. Если в предыдущих пунктах данной статьи определялись полномочия арбитражного суда по отмене решений третейских судов, сформированных в соответствии с положениями ФЗ "О третейских судах в Российской Федерации" от 24 июля 2002г., то в настоящем пункте изложены основания отмены решений третейских судов, сформированных на основе Закона РФ "О международном коммерческом арбитраже", 1993г. {Как правило, в иностранных государствах существующий нормативный акт, регламентирующий деятельность внутренних и международных арбитражей. Такой акт имеет 2 части. В Российской Федерации избран другой путь: принято два закона, регламентирующих деятельность двух типов третейских судов: внутренних третейских судов и международных коммерческих арбитражей.}. В п.4 сделана отсылка к ст.34 названного Закона. В принципе все основания отмены решения международного коммерческого арбитража совпадают с основаниями ст.233 АПК РФ (и не отличаются от положений названных выше международно-правовых актов) с одним серьезным дополнением. Основанием отмены решения третейского суда в ст.233 названо противоречие основополагающим принципам российского права, (оговорка о публичном порядке в узком смысле), в то время как в подп.2 п.2 ст.34 Закона основанием отмены решений МКА служит оговорка о публичном порядке в широком смысле "противоречие публичному порядку Российской Федерации". Определение публичного порядка Российской Федерации в широком смысле дано в ст.1228 ГК РФ в виде "основ правопорядка Российской Федерации". Основы правопорядка Российской Федерации включают в себя помимо основополагающих принципов российского права основы морали, главные религиозные постулаты, главные экономические и культурные традиции, сформировавшие российское гражданское общество.
       Установление таких основ — одна из самых сложных функций судебной практики. Сформулировать перечень этих основ в законодательном акте затруднительно по причине многообразия общественной жизни. Многие общественные явления могут вполне соответствовать законодательству, но в то же время находятся в серьезном противоречии с более тонкими регуляторами общественных отношений — моралью, традициями и т.д., существующими в этом обществе. Противоречие с этими явлениями могут обнаружиться в решении международного коммерческого арбитража в связи с тем, что спор рассмотрен на основе иностранного права, или на основе принципов, сформировавших иной публичный порядок.
       Так, во многих государствах нарушающим публичный порядок будет признано иностранное решение, вынесенное на основе американских традиций, которое предусматривает возмещение ущерба по принципу "punitive damage". Этот принцип предполагает взыскание с должника не только суммы долга, но и наложение штрафа, в несколько раз его превышающего. Иными словами, punitive damage выступает в качестве карательной меры, в виде наказания к лицу, не исполнившему договор, например. Так, международный коммерческий арбитраж по делу «ТХО "Production Corp"» против "Allians Resources Corp" принудил ответчику выплатить штрафные санкции, в 526 раз превышающие размер убытков.
       Очевидно, что исполнение такого решения будет противоречить правовому принципу возмещения имущественного ущерба в нашей стране — за нарушения договорных отношений применение мер карательного характера у нас исключается. Более того, суды в нашей стране полномочны по собственной инициативе уменьшить подлежащую уплате неустойку в случае ее явной несоразмерности последствиям нарушения обязательства. Это право предусмотрено в ст.333 ГК РФ. Таким образом решение третейского суда, вынесенное с применением принципа "punitive damage" может подлежать оспариванию на основании противоречия публичному порядку Российской Федерации.
       Подобным образом поступают и государственные суды зарубежных стран. В швейцарский государственный суд обратились ответчики с требованием отменить решения международного арбитража. Ответчики были обязаны выплатить денежную компенсацию вследствие нарушения обязательств при продаже земельных участков. Арбитраж, принимая решение, исходил из принципа "punitive damage" и начислил штраф в двойном размере от суммы ущерба с добавлением его к самой сумме ущерба. Президиум окружного суда в швейцарском городе Саргане отменил решение арбитража, так как "тройная" компенсация — переплетение элементов гражданского и уголовного судопроизводства — "противна самой швейцарской правовой идее, чужда швейцарским правовым устоям, правовому мышлению", т.е. противоречит публичному порядку Швейцарии.
       Так как институт оговорки о публичном порядке носит нормативно-неопределенный характер, в большинстве государств его применение и, следовательно, определение его объема и содержания предоставлено судам.
       В Российской Федерации критерии применения оговорки о публичном порядке к предпринимательским отношениям пока только формируются. Возможно, они могут касаться как основополагающих принципов российского права, так и основ антимонопольного законодательства, законодательства о приватизации, фундаментальных правовых основ коммерческого оборота, законодательства о конкуренции, банкротстве градообразующих, мелких и средних предприятий и т.д.
       При этом для точного и современного определения основ правопорядка Российской Федерации российской судебной практике предстоит опираться как на доктриальные исследования, так и судебную практику в этих вопросах, существующую в современных зарубежных государствах.

Смотри также:

1
**
2
**

<<Пред. Оглавление
Начало раздела
Главная страница
След.>>




Дата последнего изменения:
Thursday, 21-Aug-2014 09:11:09 MSK


Постоянный адрес статьи:
http://az-design.ru/Projects/AZLibrCD/Law/CivilLaw/APK2002/apk233.shtml