Правильная ссылка на эту страницу
http://az-design.ru/Projects/AZLibrCD/Law/TAXLaw/NK2000SH/nk011.shtml

Статья 11. Институты, понятия и термины, используемые в настоящем Кодексе
       1. Институты, понятия и термины гражданского, семейного и других отраслей законодательства Российской Федерации, используемые в настоящем Кодексе, применяются в том значении, в каком они используются в этих отраслях законодательства, если иное не предусмотрено настоящим Кодексом.
       2. Для целей настоящего Кодекса используются следующие понятия:
       организации — юридические лица, образованные в соответствии с законодательством Российской Федерации (далее — российские организации), а также иностранные юридические лица, компании и другие корпоративные образования, обладающие гражданской правоспособностью, созданные в соответствии с законодательством иностранных государств, международные организации, их филиалы и представительства, созданные на территории Российской Федерации (далее — иностранные организации);
       физические лица — граждане Российской Федерации, иностранные граждане и лица без гражданства;
       индивидуальные предприниматели — физические лица, зарегистрированные в установленном порядке и осуществляющие предпринимательскую деятельность без образования юридического лица, а также частные нотариусы, частные охранники, частные детективы. Физические лица, осуществляющие предпринимательскую деятельность без образования юридического лица, но не зарегистрировавшиеся в качестве индивидуальных предпринимателей в нарушение требований гражданского законодательства Российской Федерации, при исполнении обязанностей, возложенных на них настоящим Кодексом, не вправе ссылаться на то, что они не являются индивидуальными предпринимателями;
       физические лица — налоговые резиденты Российской Федерации — физические лица, фактически находящиеся на территории Российской Федерации не менее 183 дней в календарном году;
       лица (лицо) — организации и (или) физические лица;
       бюджеты (бюджет) — федеральный бюджет, бюджеты субъектов Российской Федерации (региональные бюджеты), бюджеты муниципальных образований (местные бюджеты);
       внебюджетные фонды — государственные внебюджетные фонды, образуемые вне федерального бюджета и бюджетов субъектов Российской Федерации в соответствии с федеральным законодательством;
       банки (банк) — коммерческие банки и другие кредитные организации, имеющие лицензию Центрального банка Российской Федерации;
       счета (счет) — расчетные (текущие) и иные счета в банках, открытые на основании договора банковского счета, на которые зачисляются и с которых могут расходоваться денежные средства организаций и индивидуальных предпринимателей;
       источник выплаты доходов налогоплательщику — организация или физическое лицо, от которых налогоплательщик получает доход;
       недоимка — сумма налога или сумма сбора, не уплаченная в установленный законодательством о налогах и сборах срок;
       свидетельство о постановке на учет в налоговом, органе — документ, выдаваемый налоговым органом организации или физическому лицу, зарегистрированным в качестве налогоплательщиков;
       сезонное производство — производство, осуществление которого непосредственно связано с природными, климатическими условиями и со временем года. Данное понятие применяется в отношении организации и индивидуального предпринимателя, если в определенные налоговые периоды (квартал, полугодие) их производственная деятельность не осуществляется в силу природных и климатических условий;
       место нахождения российской организации — место ее государственной регистрации;
       место нахождения обособленного подразделения российской организации — место осуществления этой организацией деятельности через свое обособленное подразделение;
       место жительства физического лица — место, где это физическое лицо постоянно или преимущественно проживает;
       обособленное подразделение организации — любое территориально обособленное от нее подразделение, по месту нахождения которого оборудованы стационарные рабочие места. Признание обособленного подразделения организации таковым производится независимо от того, отражено или не отражено его создание в учредительных
       или иных организационно-распорядительных документах организации, и от полномочий, которыми наделяется указанное подразделение. При этом рабочее место считается стационарным, если оно создается на срок более одного месяца.
       3. Понятия "налогоплательщик", "объект налогообложения","налоговая база", "налоговый период" и другие специфические понятия и термины законодательства о налогах и сборах используются в значениях, определяемых в соответствующих статьях настоящего Кодекса.

Комм. Шаталов С.Д.

       Вопрос об использовании в налоговом законодательстве вообще и в Налоговом кодексе в частности институтов, понятий и терминологии, используемых в иных отраслях права, на протяжении всех последних лет стоял чрезвычайно остро. Именно он был одной из главных причин того, что все предыдущие правительственные варианты части первой Кодекса были отвергнуты, а окончательный текст после переработки почти не содержит понятий и терминов, не используемых в других отраслях права либо используемых там в несколько иных значениях.
       Как уже отмечалось, в большинстве государств преобладает точка зрения, что налоговое законодательство, будучи чрезвычайно важным, сложным и очень специальным, обладает правом и на специальный понятийный аппарат, который может и не совпадать с понятийным аппаратом других отраслей права. Более того, к такому совпадению даже не следует стремиться, важно лишь, чтобы весь понятийный аппарат был подробно определен во избежание неясностей и разночтений. Конечно, при таком подходе у пользователя, который должен отслеживать и понимать возможные нюансы в использовании сходных понятий в различных обстоятельствах, могут возникать определенные трудности. Как правило, эти трудности носят временный характер, тем более, что законодатель исходит из того, что пользователь способен и готов преодолеть эти трудности. Преимуществом же такого подхода является определенная независимость законодателя от исторической очередности принятия тех или иных законов до Налогового кодекса и от того, какие задачи ставились и решались с помощью законодательства на том или ином этапе становления гражданского общества, а также возможность за счет наполнения и уточнения определенных понятий формировать тонкий и надежный инструментарий.
       Вопросы терминологии, связанные со ст.11, уже обсуждались достаточно подробно в комментариях к ст.6 НК, однако проиллюстрируем сказанное еще одним примером. Гражданский кодекс РФ, принятый до Налогового кодекса, ориентируясь исключительно на потребности регулирования гражданского оборота (и менее всего предусматривая потребности налогового законодательства), уже определил понятия основное общество и дочернее общество. При этом отношение основное — дочернее между организациями основывается не столько на доле участия одной организации в уставном капитале другой, сколько на основании "преобладающего участия"25 одной организации в уставном капитале другой, а также на основании того, что основное общество имеет возможность определять решения, принимаемые дочерним обществом, в силу "заключенного между ними договора либо иным образом". Понятно, что, как и преобладающее участие, возможность влиять на принимаемые решения на основании договора или иным образом устанавливается и контролируется достаточно трудно, а подобные признаки являются нестабильными и больше подходят в качестве критериев для установления взаимной зависимости организаций. Такие критерии совершенно неприемлемы в качестве тех долговременных формальных критериев, на которых может строиться специальный режим налогообложения для транснациональных или вертикально интегрированных компаний либо других подобных целей. Очевидно, что рано или поздно в России придется вводить институт консолидации налогоплательщиков, от которого на этом этапе отказался законодатель, и это неизбежно потребует разработки специальных критериев и уточнений в терминологии.
       Таких моментов, когда иное законодательство оперирует понятиями, трудно переносимыми на налоговую почву, много не только в Гражданском Кодексе РФ, но и в трудовом, семейном законодательстве, законодательстве о благотворительных и некоммерческих организациях, в актах других отраслей права, разрабатывавшихся для других целей и введенных в действие до Налогового кодекса.
       Российский законодатель, как уже отмечалось в комментариях, пошел по принципиально иному пути, поставив во главу угла интересы пользователя, неготового или неспособного, по мнению разработчиков Кодекса, отслеживать расхождения в наполнении конкретным содержанием отдельных понятий в зависимости от того, для каких целей (налоговых или неналоговых) они используются, равно как отказался от введения специальной дополнительной терминологии, способной иначе решить эту проблему.
       Таким образом, в НК фактически закреплен приоритет других отраслей законодательства по отношению к Кодексу в части использования институтов, понятий и терминов. Правда, дверь не захлопнута окончательно, поскольку п.1 ст.11 содержит важную оговорку "если иное не предусмотрено настоящим Кодексом". Иных предусмотрений НК пока содержит совсем немного (в основном они сконцентрированы в п.2 ст.11), но можно предположить, что реальная жизнь и правоприменительная практика заставят существенно расширить объем первой части Кодекса, в частности, и за счет наполнения отдельных понятий содержанием, необходимым для налоговых целей.
       Трудно переоценить важность дефиниций, приведенных в п.2 рассматриваемой статьи, для формирования всей налоговой системы России. Не останавливаясь на менее значимых определениях (физические лица, лица, банки и некоторые другие) и не пересказывая их содержания, выделим только ключевые моменты, связанные с менее очевидными и однозначными определениями. Оценивая содержание пункта в целом, следует признать, что законодатель, закладывая базу налогообложения и определяя возможности государства проводить разумную налоговую политику, проявил удивительный и ничем не оправданный консерватизм, в большинстве случаев просто повторив действовавшие ранее и давно отставшие от жизни нормы, упустив тем самым прекрасный шанс на прорыв по отдельным направлениям, и на какое-то время просто заморозил существовавшую ситуацию.
       Во-первых, законодатель не решился изменить подходы к отнесению различных организаций к российским или иностранным. В Налоговом кодексе сохранено правило, в соответствии с которым все организации, образованные в соответствии с законодательством России, автоматически считаются российскими, а созданные в соответствии с законодательством иностранных государств — иностранными. При этом Кодекс не отличает понятия российская организация и организация, являющаяся налоговым резидентом Российской Федерации, рассматривая их как синонимы, не отличает и понятия иностранная организация и организация, не являющаяся налоговым резидентом Российской Федерации.
       Принципиальная важность правильного определения национальных и иностранных компаний (организаций) обусловлена тем, что именно этот статус является решающим для определения того, в какой мере то или иное государство обладает правом преимущественного налогообложения той или иной компании. "Национальные" компании должны платить налоги с доходов, полученных во всем мире (за вычетом определенных налогов, уплаченных за рубежом), а "иностранные" компании — только с доходов, полученных в этом государстве (по отношению к которому они рассматриваются как иностранные).
       В соответствии с международной практикой при отнесении компании к юрисдикции того или иного государства во внимание обычно принимается не столько место, где эта компания была образована и зарегистрирована, сколько два других квалифицирующих признака:
       государство, где фактически или преимущественно осуществляется экономическая (предпринимательская) деятельность компании;
       государство, из которого осуществляется фактическое (как правило, оперативное) управление компанией.
       Наличие хотя бы одного из этих двух признаков обычно признается достаточным для того, чтобы присвоить компании статус "национальной" компании соответствующего государства. При этом, как правило, не имеет значения то, в каком именно государстве учреждена или официально зарегистрирована компания.
       Отсутствие подобных правил в России не просто нарушает симметрию в налогообложении, но и приводит к тому, что в результате некоторые компании могут не получить национального статуса ни одного государства, а другие приобретут его более чем в одном государстве. Соответственно, первые смогут резко сократить свои налоги, а вторые вынуждены будут платить дополнительные налоги.
       Отсутствие упомянутых правил по-прежнему будет воспроизводить для России также проблемы, связанные с утечкой капитала, манипулированием трансфертным ценообразованием, невозможностью в силу формальных причин и пробелов в законодательстве контролировать и облагать налогами оффшорные дочерние компании российских организаций, зачастую работающих в России, управляемых из России, но "прячущихся" под иностранной юрисдикцией.
       Во-вторых, Налоговый кодекс "потерял" иностранные организации, не являющиеся юридическими лицами, компаниями или другими корпоративными образованиями, созданными в соответствии с законодательством иностранных государств, но которые в целях налогообложения могут приравниваться к корпоративным образованиям. Например, национальное корпоративное законодательство некоторых государств не рассматривает в качестве корпораций партнерства, однако национальное налоговое законодательство этих же государств при наличии определенных обстоятельств в целях налогообложения может приравнять такие партнерства к корпорациям и рассматривать их как самостоятельных налогоплательщиков. Не видно разумных объяснений тому, чтобы не признавать их самостоятельными налогоплательщиками и в России, если такие партнерства осуществляют экономическую деятельность и получают доходы на территории России, поскольку результатом такого непризнания может явиться создание новых каналов ухода от налогообложения.
       В-третьих, Налоговый кодекс отказался еще от одного давно назревшего решения: он не определил места деятельности организации. Разумеется, это очень непростая задача, но до тех пор, пока она не будет решена, Россия постоянно будет сталкиваться с проблемой внутрироссийских "налоговых гаваней". Сегодня даже крупные компании, не меняя характера своей деятельности и места ее осуществления, могут просто перерегистрироваться в регионе с более льготным налоговым климатом (в российской оффшорной зоне). При этом они не только экономят на региональных и местных налогах, позволяя одновременно формировать бюджеты "налоговых гаваней" за счет кратно снижающихся поступлений в бюджеты других регионов, но и становятся менее "прозрачными" для налогового контроля, поскольку местным налоговым инспекциям практически невозможно проверить какую-нибудь компанию, действующую, например, в Москве.
       В то же время, не определив понятие место деятельности организации законодатель в этой же статье посредством столь же неопределенной терминологии, оперируя, по существу, идентичным понятием место осуществления организацией деятельности (через свое обособленное подразделение), определяет место нахождения этого обособленного подразделения (далее это определение будет рассмотрено подробнее).
       В-четвертых, Налоговый кодекс не изменил признаков, на основании которых физические лица могут быть признаны налоговыми резидентами Российской Федерации, что, как и "национальная принадлежность" компаний, прямо влияет на величину уплачиваемых ими налогов. Наличие или отсутствие такого статуса определяет, должны ли физические лица платить конкретному государству налоги с доходов, полученных во всем мире, или только с доходов, полученных в этом государстве. И здесь при предлагаемых решениях возможны ситуации, когда одни и те же физические лица могут оказаться налоговыми резидентами более чем одного государства или не быть признанными налоговыми резидентами ни в одном государстве.
       Кодекс сохранил устаревший критерий отнесения физических лиц к налоговым резидентам России в каком-либо календарном году на основании пребывания в России в течение не менее 183 дней в этом календарном году. Уже сегодня иностранцам при выборе времени пребывания и формы деятельности в России советуют приезжать в страну за 182 дня до конца одного календарного года и покидать ее через 182 дня после начала следующего года. Это позволяет прожить в России целый год (364 дня), не приобретая статуса ее налогового резидента ни в первый, ни во второй год, не становясь при этом налоговым резидентом и других государств.
       От подобных правил давно отказались не только во "внешнем мире", но даже в большинстве государств СНГ.
       Обычно считается, что для приобретения статуса налогового резидента государства достаточно находиться на его территории не менее 183 дней в течение любого 12-месячного промежутка времени, начинающегося или заканчивающегося в календарном году. Такие правила (с определенными нюансами) тоже имеют свои недостатки, но в меньшей степени могут быть использованы для махинаций и уклонения от налогообложения.
       Некоторые государства пошли еще дальше и ввели специальные правила, учитывающие с разными весовыми коэффициентами число дней, проведенных в стране в разные годы. Можно спорить о правильности выбора весовых коэффициентов, но совершенно очевидно, что такой подход практически сводит на нет какие бы то ни было технологии ухода от налогообложения за счет манипулирования резидентством того или иного государства.
       В качестве проблемных в рамках обсуждаемой темы следует поставить вопросы о том, как технологически будут применяться предлагаемые правила, что будет считаться нахождением на территории Российской Федерации. При отсутствии соответствующих положений в Кодексе и невозможности регулирования таких вопросов инструкциями налогоплательщику будет нелегко ответить на вопрос, следует ли включать в расчет те дни, на которые он выезжал за пределы России в командировку, на отдых, лечение или учебу либо приезжал в Россию с такими же целями. Законодательство иностранных государств обычно регулирует эти вопросы на уровне закона, очевидно, что в этом нуждается и Россия, тем более, что в соответствии со ст.4 НК такие вопросы не могут быть решены на уровне инструкций или иных подзаконных актов.
       Пятую проблему в приведенном ряду законодатель уже решил. Первоначально в статье было дано откровенно неудачное определение индивидуального предпринимателя как физического лица, зарегистрированного в установленном порядке и осуществляющего предпринимательскую деятельность без образования юридического лица, либо как физического лица, самостоятельно осуществляющего на свой риск деятельность, направленную на систематическое получение дохода от оказания платных услуг и не подлежащего регистрации в качестве индивидуального предпринимателя в соответствии с законодательством РФ (в том числе частные нотариусы, частные детективы, частные охранники и некоторые другие лица). Это определение было бы вполне достаточным, если бы общество состояло исключительно из законопослушных граждан, стремящихся дословно исполнить закон. Поскольку такая идеальная картина дело будущего, сегодня Налоговый кодекс должен был бы отнести к предпринимателям и всех тех лиц, которые занимаются предпринимательской деятельностью без предусмотренной законодательством регистрации, без лицензии или иного подобного разрешения.
       Уклонение от исполнения возложенных на гражданина законом обязанностей ни при каких обстоятельствах не должно рассматриваться как основание для его освобождения от налогообложения. Такая оговорка необходима в п.2 ст.11 НК, а аналогичные ей по смыслу поправки — во многих других статьях. Вместо многочисленных оговорок подобного содержания Кодекс мог бы содержать и одну общую норму, предусматривающую, что при налогообложении не принимается во внимание, насколько добросовестно налогоплательщик исполняет другие возложенные на него обязанности.
       Указанные лица, уклоняющиеся от исполнения норм закона, должны рассматриваться как индивидуальные предприниматели с начала осуществления такой деятельности, а не с момента обнаружения налоговыми или другими уполномоченными органами соответствующих нарушений. В противном случае будет весьма проблематично привлечь таких лиц к уплате налогов до их регистрации в установленном порядке. В новой редакции соответствующая норма сформулирована в том смысле, что "недобросовестные" индивидуальные предприниматели при исполнении обязанностей, возложенных на них Кодексом, не вправе ссылаться на то, что они не являются индивидуальными предпринимателями.
       От решения поставленных вопросов невозможно уклониться в будущем, и чем скорее они будут решаться, тем лучше. В связи с этим в перспективе можно прогнозировать соответствующие поправки в ст.11, а поскольку список проблем перечисленными вопросами не исчерпывается, понадобятся дополнительные определения. По большому счету ст.11 НК должна в будущем превратиться в отдельную и достаточно объемную главу.
       Возвращаясь к рассматриваемой статье, отметим также несколько важных деталей:
       НК разделяет такие понятия как источник выплаты доходов налогоплательщику, определяемый в статье как любая организация или любое физическое лицо, от которого налогоплательщик получает доход, и источник доходов налогоплательщика (который может пониматься как географическое место, как правило, государство, с которым связывается возникновение доходов, либо как субъект, отношения с которым приводят к возникновению у налогоплательщика права на вознаграждение или доходы иного вида). В соответствии со ст.42 НК понятие источник доходов в привязке к правилам отнесения доходов к источникам в России или за ее пределами будет дано в специальной части Налогового кодекса (см. комментарии к ст.42 НК);
       под счетами НК понимает не все банковские счета, а только расчетные (текущие) и иные счета в банках, открытые на основании договора банковского счета, на которые могут зачисляться и с которых могут расходоваться денежные средства организаций и индивидуальных предпринимателей26. Таким образом, из всех банковских счетов статьей изымаются счета физических лиц, не являющихся индивидуальными предпринимателями, а также депозитные и ссудные счета организаций. Соответственно, требования п.2 ст.23 НК к налогоплательщикам (информировать налоговые органы об открытии и закрытии счетов) и ст.86 НК к банкам (открывать счета клиентам при предъявлении свидетельства о постановке на учет в налоговом органе и информировать налоговые органы об открытии и закрытии счетов) не должны относиться к тем счетам, для которых Кодекс предусмотрел изъятия. Эти же ограничения должны учитываться и при привлечении к ответственности в соответствии со ст.118 и 132 НК.
       Отметим также новые дефиниции, появившиеся в статье после внесения поправок и подлежащие применению с 18 августа 1999г.
       Теперь статья определяет место нахождения российской организации как место ее государственной регистрации (подробнее см. комментарии к ст.83 НК), а место нахождения ее обособленного подразделения — как место осуществления этой организацией деятельности через свое обособленное подразделение.
       Последнее определение трудно признать удачным, поскольку оно не позволяет однозначно определить место нахождения обособленного подразделения, если организация через это подразделение осуществляет деятельность сразу в нескольких местах. Соответственно, пользуясь этим определением, невозможно определить и то место (тот территориальный налоговый орган), где организация обязана встать на учет в соответствии со ст.83 НК. Это определение выглядит тем более странным, что в этой же статье законодатель дал достаточно корректное определение обособленного подразделения организации, выбрав в качестве критериев два признака: территориальную обособленность от организации и наличие оборудованных стационарных (созданных на срок более одного месяца) рабочих мест независимо от отражения факта создания подразделения в учредительных или иных организационно-распорядительных документах организации и независимо от полномочий, которыми наделено это подразделение.
       В связи с приведенным определением логичным выглядело бы в целях однозначности "привязать" место нахождения обособленного подразделения организации к месту нахождения указанных рабочих мест.
       Подчеркнем, что приведенные квалифицирующие признаки обособленного подразделения не предполагают, что такие оборудованные стационарные рабочие места непременно используются по своему назначению. Соответственно, обособленное подразделение возникнет и будет признаваться таковым, даже если эти рабочие места не используются или используются от случая к случаю. Так, например, на основании определения обособленным подразделением будет признана будка обходчика на участке трубопровода или ЛЭП. В свою очередь это приведет к необходимости встать на учет в налоговом органе по месту нахождения этой будки и платить налоги в соответствующий местный бюджет.
       Отметим также, что приведенное в статье определение обособленного подразделения позволяет признать таковым и любое жилое помещение, где организация для своего работника или лица, заключившего с этой организацией договор гражданско-правового характера, оборудует рабочее место, разместив там производственное оборудование или поставив компьютер, факс, телефон. Не должна приводить к образованию обособленного подразделения организации надомная или разъездная работа физического лица по договору с организацией, если эта организация не принимает участия в создании (оборудовании) рабочего места, даже если для выполнения договора физическое лицо самостоятельно приобретает или использует имеющееся у него обрудование.
       Другим важным понятиям {налогоплательщик, объект налогообложения, налоговая база, налоговый период и др.) в НК посвящены специальные статьи (ст.19, 53—55).

       25 Преобладающего по сравнению с другими участниками. Такая оценочная категория, достаточно неопределенная и не установленная законом в общем случае, вполне достаточна для каждого отдельного случая и позволяет решать проблемы гражданских правоотношений применительно к каждой конкретной ситуации, где требуется учитывать преобладающее участие.
       26 При этом в отношении счетов индивидуальных предпринимателей не принимается во внимание, используются ли указанные счета для расчетов, осуществляемых этими лицами в связи с предпринимательской деятельностью.

Смотри также:

1
**
2
**

<<Пред. Оглавление
Главная страница
След.>>




Дата последнего изменения:
Thursday, 21-Aug-2014 09:11:09 MSK


Постоянный адрес статьи:
http://az-design.ru/Projects/AZLibrCD/Law/TAXLaw/NK2000SH/nk011.shtml