Правильная ссылка на эту страницу
http://az-design.ru/Projects/AzBook/src/005/03GJ2000.shtml

Глава 20. КРИТИЧЕСКАЯ ОЦЕНКА ПОЛУЧЕННЫХ РЕЗУЛЬТАТОВ, ПРОБЛЕМЫ И БУДУЩЕЕ СИСТЕМНОГО ПОДХОДА

x

Введение

       На заключительном этапе процесса проектирования систем естественно провести оценку полученных результатов. В данной главе мы рассмотрим потребности, для удовлетворения которых и был разработан системный подход, и дадим обзор достигнутых практических результатов. Трудности, стоящие на пути реализации системного подхода, или прикладной общей теории систем, носят методологический характер. Существуют причины как для пессимизма, так и для оптимизма, и это является стимулом для дальнейшей работы в данной области.

Потребности, подлежащие удовлетворению
       Системный подход был создан для удовлетворения следующих потребностей.

Потребность в обобщении
       Системный подход дает концептуальную основу для изучения процессов в различных сферах жизни. Системное мышление способствует перенесению идей, теорий и методов решения из одной области знаний в другую, а также позволяет проводить широкое и перспективное исследование проблем. Наука должна придерживаться золотой середины. Она должна избегать, с одной стороны, излишней специализации, ведущей к узости мышления и даже бесплодности рассуждений. С другой стороны, следует опасаться и недостаточной специализации, так как результатом этого могут быть легковесность суждений и недостаточная глубина исследований.

Потребность в упрощении и сложность
       Существует насущная потребность обеспечить планировщика, государственного деятеля, руководителя методами работы в условиях постоянного увеличения сложности решаемых ими задач. Понимание феномена сложности и соответствующее отношение к нему важны на всех уровнях, при решении всех задач и при учете всех ограничений и взаимозависимостей. При фокусировании же внимания на реальных целях такое понимание представляет собой самую насущную и неотложную задачу, решение которой обусловливает успех использования системного подхода. Мы уже предостерегали читателя от искушения давать простые или упрощенные ответы на сложные вопросы. Простых ответов на сложные вопросы, как правило, не существует. Путь к истине лежит не через упрощение, а скорее через расширение наших способностей разрабатывать рациональный подход к сложным проблемам.

Потребность в объединении
       Одной из задач системного подхода является обеспечение совместной согласованной работы всех подсистем, направленной на достижение целей системы в целом. Данное стремление, подобно первому шагу — обобщению, может натолкнуться на ряд препятствий. Потребности частей и подсистем должны удовлетворяться исходя из главной задачи — удовлетворения потребностей системы в целом. Кто же должен решать, действительно ли цели системы в целом имеют более высокий приоритет, чем цели подсистем? Даже если мы разрешим эту проблему соотнесения целей и приоритетов, все же остаются серьезные сомнения в нашей способности достичь summum bonum.

Потребность в оптимизации
       Человек, по нашему убеждению, всегда стремится к улучшению своего благосостояния. В поисках экономического благополучия он иногда пренебрегает социальным благополучием, и своим, и своих соседей. Все более тесная связь между системами требует, чтобы каждый индивидуум учитывал не только свое собственное благополучие, но и то, как его действия повлияют на положение других лиц. В попытках оптимизировать свою собственную систему он должен принимать во внимание оптимизацию и других систем, его окружающих. Решение проблемы оптимизации отнюдь не разрешает проблемы субоптимизации; ее исследование приводит к интересным методологическим проблемам.

Потребность в оценивании
       ЛПР должны принимать решения, исходя из имеющейся у них информации. Центральной проблемой при рациональном формировании решения является получение информации, позволяющей осуществлять прогнозирование поведения исследуемой системы и результатов ее работы при различных стратегиях управления. Более того, когда мы сталкиваемся с необходимостью произвести выбор, мы должны иметь в своем распоряжении информацию, позволяющую сравнивать самые различные характеристики системы.
       Системный подход предлагает широкий набор методов измерений и процедур оценки вариантов и результатов их реализации. Количественные построения и измерения в области общественных наук все еще оставляют желать лучшего. Мы быстро узнаем, что далеко не все может быть измерено одинаково хорошо и что в зависимости от природы измеряемой сущности необходимо придерживаться различных стратегий измерения.

Потребность в планировании
       Очень быстро становится очевидным, что, если мы не составим плана своих действий, сложность системы поглотит нас. Мы в своей деятельности постоянно колеблемся между риском, сопряженным с планированием, и опасностью, связанной с его отсутствием.

Потребность в управлении
       Организации — это открытые системы, которыми нельзя управлять, как неживыми системами, лишь путем введения контуров обратной связи. Мы должны приучаться к управлению, использующему саморегулирование и содержащему встроенные стимуляторы и элементы мотивации, которые обеспечивают движение системы в направлении, указанном задатчиком цели. С позиций теории решений и теории управления это подразумевает выбор органом управления оптимального движения системы. С точки зрения умственной работы это означает осуществление выбора из всего множества вариантов. Что же касается этического аспекта вопроса, то необходима совместная оценка целей собственно системы и их задатчика. Говоря иными словами, кто может оценить тех, кто сам выполняет функцию оценки? Системный подход должен давать ответы на все такие вопросы и удовлетворять все подобные потребности.

Пессимизм и оптимизм
       Теперь уместно задать следующий вопрос: действительно ли системный подход и системная парадигма оправдают надежды тех, кто думает, что развитие данных методологических направлений позволит нам продвинуться в решении наших проблем, в частности социальных?
       В обзоре, посвященном успехам в области общественных наук и использованию системного подхода, Хуз соразмеряет оптимизм с пессимизмом потому, что

       [общественные системы] не поддаются строгому определению по своим целям, философии и масштабам... Исчерпывающее и строгое решение социальных проблем никогда не достигается... Несмотря на видимость точности, нет ни совершенно верных, ни совершенно неверных решений. Следовательно, нельзя считать неправильным все, что делается на практике в настоящее время в данном направлении, и правильным то, что хорошо выглядит в теории [1].
       Эффективных способов оперирования феноменом сложности — этим самым важным элементом системного анализа... до сих пор не существует. Наоборот, по мере увеличения сложности системы наша способность формировать точные и в то же время достаточно общие решения, касающиеся поведения системы, уменьшается. В конце концов точность и общность решения становятся почти взаимоисключающими характеристиками. Именно в этом смысле точный количественный анализ поведения систем, включающих человека, имеет, по-видимому, мало общего с реальными общественными, политическими, экономическими проблемами, затрагивающими либо отдельных лиц, либо группы людей [1].

       Ответы на следующие вопросы, поставленные Ривлин, способствуют формированию иного взгляда на достижения и неоправдавшиеся надежды1) {Rivlin A. M., Systematic Thinking for Social Action, © 1971. (С разрешения автора и Brookings Institution, Washington, D.С.)}.
       1. Кто выигрывает и кто теряет? “Значительный прогресс был достигнут в вопросах выделения и количественной оценки социальных проблем в обществе”. Применение системного анализа улучшило наши знания о сравнительных затратах нарешение социальных проблем и о выгодах, получаемых от их решения. Пессимизму, связанному с “трудностью собственно определения проблемы, установления целей и значения проблемы”, можно противопоставить следующее замечание. Еще до того, как достигнуто полное согласие о конечных целях, у нас уже имеется достаточное согласие в выборе желательного направления изменений: “Мы можем по меньшей мере понять,каковы же пути движения к целям, нами избранным” [2].
       2. Какое решение является наилучшим? “Весьма скромные успехи были достигнуты в решении вопроса о сравнении выгод,полученных при реализации различных социальных программ”[3]. Работая с многими программами, вариантами, заказчиками, мы испытываем потребность в строгих методах для сравнения затрат и прибылей различных программ, для назначениясравнительных ценностей целей. Мы показали, каковы направления достижения этих целей. Мы, однако, также предостерегалиот излишнего доверия к количественным методам при работе с проблемами ценностей, при формировании групповых мнений, при решении политических проблем. Мы все еще не знаем, как сопоставлять ценности, приписываемые людьми различным программам здравоохранения, образования, жилищного строительства и т.д. Методы достижения согласия открывают здесь новые горизонты.
       3. Что движет ходом событий? “Мало известно о том, как сформировать более эффективные программы” [4]. Неудачными оказались попытки предугадать воздействие социальных программ на тех, для кого они предназначены, или сравнить выгоды от программ в целях улучшения распределения ресурсов между ними. Одна из главных причин этих неудач кроется в недостатке информации. Информация о том, “что же движет ходом событийи какими факторами можно пренебречь”, не может быть получена с помощью современных информационных систем. Ривлинутверждает, что нам нельзя пренебрегать ни “случайными находками”, ни “систематическими экспериментальными данными” при сравнении “различных путей реализации программ”. Это было бы также полезно, например, при формировании программ со встроенными органами обеспечения и управления.Такая информация поступала бы естественным путем по меререализации программы. К сожалению, “эксперименты здесь зачастую весьма сложны или даже аморальны” [5].
       4. Что же мы знаем? Задавая данный вопрос, мы пытаемсяопределить: а) действительно ли нам известно, как поставить иоценить конкретные типы задач и различные пути их решения;б) действительно ли мы учитываем стремления и желания тех,для кого предназначены программы. Ответ на эти вопросыобескураживает. Единственное, что мы сделали в этом отношении, лишь “вызвали новый поток вопросов, не найдя на них ответов”.

       Что изменилось, так это наше собственное восприятие нашего незнания. Мы сейчас знаем, что мы многого не знаем. ... В этом суть. Без знания того, как построить более эффективные источники информации или как люди будут реагировать на изменения в социальной стратегии, ученые не смогут ничего сделать в области формирования решений по социальным вопросам [6]

       5. Подотчетность кому и каким образом? Мы знаем, чтосоциальные программы оказывают серьезное влияние на тех,для кого они предназначены. Разработчики программ по существу вносят свои изменения в общественный порядок. Они влияют на организации, механизм управления, рыночные механизмы и т.п. Следовательно, мы должны гарантировать более, чем когда-либо, чтобы создатели программ отвечали за результатысвоей деятельности и за изменения, которые они вызывают. К сожалению, согласия относительно того, как измерять результаты в области общественного блага, пока не достигнуто.

       Легко говорить о необходимости ответственности работников служб образования и здравоохранения за свою деятельность перед теми, кто является потребителем этих служб. Но трудно разработать удовлетворительную систему показателей для вынесения точного решения, что и кому следует воздать за его работу [7].

       Мы склонны к колебаниям от пессимизма к оптимизму: оптимизм связан с некоторым прогрессом в решении проблем, стоящих перед обществом и перед нами, пессимизм объясняется недостаточностью этого прогресса и постоянным усложнением проблем. Некоторые оправдывающие такое положение обстоятельства можно выявить при рассмотрении проблем, возникающих при использовании системного подхода.

Проблемы, связанные с использованием системного подхода
       Именно на общественные науки всегда возлагалась ответственность разрубать гордиевы узлы общественной жизни. Чтобы это стало возможным, общественные науки должны аккумулировать знания обо всех областях человеческой деятельности. Системный подход вместе с системной парадигмой предлагает процедуру планирования, проектирования, оценки и реализации решений задач, имеющих системный характер.
       Системная концепция позволяет сформировать общую основу для изучения различных систем: “В соответствии с системной концепцией главным критерием функционирования является конечный результат, получаемый при учете всего набора ресурсов, привлекаемых для достижения заданной цели” [8].
       Рациональное зерно данной книги заключается в предпосылке, что все системы не только подобны по структуре и организации, но также имеют общие проблемы, трудности, цели.
       Вот список основных проблем, имеющих важное значение при реализации системного подхода: оперирование феноменом сложности; оптимизация и субоптимизация; противоречие между централизацией и децентрализацией; количественное определение и измерение; обобщение и формирование рациональных методов исследования в области техники, экономики, права, политики и социологии; изучение жестких систем в сравнении с мягкими; соотнесение теории и действия на ее основе; этические аспекты проектирования и реализации систем; реализация систем; достижение согласия; соотнесение постепенных улучшений и принципиальных нововведений; проблемы, связанные с информацией и управлением; стремление к “идеалу”, исходя из возможности “реального варианта идеала”; планирование, обучение и экспертиза.
       Рассмотрим некоторые из перечисленных проблем.

Рациональные методы
       Действие или процедура являются рациональными, если они согласуются, являются совместимыми со сформулированными априори предположениями, аксиомами и предпосылками [9]. Рациональные методы в экономике основываются на предположениях и предпосылках экономической теории. Стратегия экономического поведения рациональна, если она согласуется с положениями экономической теории, т.е. если результаты ее применения находятся в рамках наперед вычисленных величин прибылей и затрат. Для того чтобы метод был рационален в технической области, он должен быть обоснован экспериментально и строиться на основе общепризнанных научных принципов. Рациональность в области права связана с установленными нормами законодательства и юриспруденции. Рациональность в общественной области определяется социальными ценностями и нормами, в области политики — силой и влиянием общественных течений.
       Мы считаем, что решения проблем мягких систем должны удовлетворять требованиям технической, экономической, правовой, общественной и политической рациональности. Очевидно, что мы еще не можем оценить стратегию по всем критериям, равно как и построить систему, учитывающую все критерии при формировании решения [10—12]. В лучшем случае мы линейно упорядочиваем стратегии по их технической реализуемости и находим приемлемый компромисс для всех иных требований.

Сложность
       Системный подход пытается оперировать в рамках понятий сложности систем, реальности моделей и “решабельности” проблем. Будучи упрощенной, задача теряет в реальности своей постановки, но становится обозримой, допускающей решение. Повышая реальность модели, мы приходим к более сложной для решения задаче.
       Ученый находится между двумя крайностями. Он старается расширить горизонты для построения правдоподобных моделей мира, т.е. стремится к реализму. Он расширяет и границы своих систем с целью оптимизации на высшем системном уровне, т.е. стремится к сложности. В то же время он намерен остаться в рамках рациональности, т.е. хочет сохранить задачу в виде, пригодном для решения.

Оптимизация и субоптимизация
       В гл. 13 и 14 мы обсуждали проблемы, возникающие при оптимизации сложных систем. Мы предложили определенные принципы и соображения, учет которых позволяет приближаться к оптимуму. Хотя наши соображения и принципы не были строго сформулированы математически, на их основе было произведено вполне удовлетворительное назначение целей подсистем, согласующихся с целями системы в целом. При достижении оптимума системы в целом не все подсистемы достигают своих частных оптимумов. Не надо поэтому ожидать, что объединение подсистемных оптимумов приведет к общесистемному оптимуму. Более того, если подсистемы лишь субоптимизированы, но тенденция стремления их к общесистемному оптимуму имеет место, то они совместно приведут систему ближе к ее оптимуму, чем если бы они по отдельности оптимизировали свои собственные состояния. Алгоритм декомпозиции является хорошим примером использования местными органами управления общего ресурса, но под руководством центрального органа управления. Наконец, выбор между оптимизацией и субоптимизацией приводит к проблеме выбора между использованием централизованных и децентрализованных систем управления.

Централизация и децентрализация
       Системный подход требует, чтобы блоки формирования решений были объединены в процессе своей работы по решению общей задачи в единую совокупность независимо от формальной организационной структуры. В таком случае осуществляется оптимизация на общесистемном уровне.
       Системный подход позволяет распознать увеличение сложности в реальном мире и увеличение значения взаимозависимостей между системами. Пока имелось лишь несколько самолетов, то и проблемы выбора маршрутов авиалиний, составления расписаний полетов и т.п. были весьма просты. Теперь, когда число самолетов, использующих ограниченное воздушное пространство, неуклонно возрастает, взаимозависимости между различными системами (управление полетом, метеорология, коммерческая и частная авиация и т.д.) становятся очевидными. Поскольку интенсивность воздушного движения увеличивается, взаимозависимые системы должны быть объединены в более крупную систему, что позволит использовать большее число самолетов, перевозить большее число пассажиров. Таким образом, будет увеличена эффективность использования ог раниченных ресурсов (воздушного пространства, аэродромов и т.д.).
       Для своей реализации системный подход требует построения некоторой системы, в рамках которой согласуются все подсистемы. Проектирование такой обобщающей системы, направляющей развитие подсистем, не приводит к увеличению централизации управления,
       Проектирование общей системы путем согласования ее целей с целями подсистем еще не означает реализации какой-то системной концепции. Практическое использование согласованного решения может основываться на локализованном управлении решениями в пределах общей концептуальной схемы. Из утверждения о том, что все коммерческие самолеты должны летать по намеченным для них линиям, на установленной высоте и на определенном расстоянии друг от друга, можно сделать вывод, что до тех пор, пока этого нет, в имеющемся ограниченном воздушном пространстве сможет находиться меньшее количество самолетов. Утверждение о том, что служба управления дорожным движением должна использовать общие дорожные знаки, сигналы и правила, является необходимым следствием увеличения количества автомобилей на дорогах. Считать, что введение общих норм является нарушением каких-то элементов привычной свободы,— значит забыть, что реальная угроза — это угроза со стороны роста сложности. А такая угроза, пока мы стараемся разрешить проблемы, существующие между системами, может привести к выходу системы из строя.
       Соглашение о предпочтительности укрупнения систем может привести к самоперестройке подсистем и отказу от некоторых их прежних методов работы. Говорить, что при подходе к задачам с общей точки зрения подсистемы отказываются от ряда своих локальных прав, — значит забыть, почему они, собственно, должны это делать. А делать это необходимо, чтобы вновь обрести автономию, находящуюся под угрозой вторжения со стороны других систем, которым предписывается поступать подобным же образом в целях выживания.
       В процессе объединения всех подсистем при рассмотрении общих проблем нам хотелось бы гарантировать, что качества каждой из них сохраняются. Важным вопросом является следующий: сможем ли мы поддержать децентрализованное распределение качеств систем среди “рассредоточенных центров влияния” так, чтобы “нигде не было центра, имеющего возможность единолично принимать решения”? [13].
       Системный подход предполагает достижение согласия на наивысшем системном уровне. До тех пор пока каждая подсистема может сохранять свои качества, она не потеряет способности к совместной работе с другими подсистемами. Более того, она приобретает новые качества, а именно способность к участию в вырабатывании общих решений, которые не могли бы быть приняты и реализованы, если бы каждая система функционировала независимо. В процессе образования коалиций подсистемы подчиняют некоторые из своих локальных требований требованиям, обусловленным решениями в укрупненной системе. Несомненно, некоторое переупорядочение и адаптация систем будут иметь место. Однако, пока мы не придерживаемся концепции планирования на высоком системном уровне при согласованном участии всех подсистем, функционирование всей полной системы будет подвергаться опасности. Здесь нет противоречия в поддержке, с одной стороны, решений, выработанных на основе централизации и всеобщего согласия, и, с другой стороны, в содействии их практическому внедрению, выполняемому децентрализованными, местными органами формирования решений.

Методология исследования мягких систем
       Обсуждая в гл.2 классификацию наук, мы ввели в рассмотрение дихотомию на жесткие и мягкие системы. Напомним, что мягкие системы можно в общих словах охарактеризовать следующим образом. Мягкие системы — это живые, открытые, имеющие организованную сложность (т.е. их элементарные блоки являются неделимыми целыми), целеустремленные, иерархизованные системы, причем свойства, имеющиеся на высшем уровне, не являются простым объединением свойств низших уровней.
       Установление подобия систем способствует перенесению тесирий и методов с одной дисциплины на другую. Однако подобиям не следует придавать излишнего значения, так как при этом можно упустить из виду существенные различия между системами. И то у другое — перспективные задачи общей теории систем. Различия между жесткими и мягкими системами оправдывают наши усилия по развитию и применению методов, созданных специально для данного типа систем. Таким образом, мы стараемся дополнить научную парадигму, проистекающую из научного метода, системной парадигмой, ведущей свое происхождение из общей теории систем. Мы напомним о замечаниях, сделанных в гл. 8 и 9 в связи с проблемой количественного определения и измерения. Мы высказывались там в пользу дифференцированного обращения с переменными, которые характеризуют мягкую систему. Необходимо применение порядковой шкалы, а не более грубых качественных шкал. Требуется также более широкое использование процессов неформального рассуждения, эвристик и т.п.
       В области мягких систем значение роли экспертизы и экспертов усиливается вследствие недостатка ответных сигналов, экспериментальных данных, из-за ограниченных возможностей по прогнозированию, важности, которую “приобретают единичные события, а также сложности, присущей данной области. Использование субъективной вероятности здесь не только допустимо, но и необходимо.
       Практическое использование, или реализация, включает “взаимное понимание” позиций. Требуется также формирование экспертов нового типа — экспертов по достижению согласия. Единодушное мнение необходимо для координации действий подсистем, подсистем и общей системы, потребителей и разработчиков и т.д., оно необходимо и “в большом”, и “в малом”. Согласие “в большом” связано с достижением согласованных действий огромных масс людей: женщин, избирателей, фермеров и т.д. Понимания данного процесса не требуется для проникновения в природу целей, как кто-либо может подумать. Такое понимание нужно скорее для того, чтобы проектировщики систем лучше удовлетворяли потребности потребителей. Согласие “в малом” связано с методами, которыми достигается согласованность действий в рамках малых групп, причем достигается не случайно, а систематическим образом. Соответствующие методы, например, дельфийский метод и технологическое прогнозирование, обсуждались в гл. 16, 17 и 19. Они основаны на рассмотрении экспертов как индивидуумов, обладающих способностью к отбору и чувствительностью к соответствующим сигналам. Данные методы связаны с методами, направленными на увеличение творческого потенциала, что может быть достигнуто инициированием подсознательного мыслительного процесса, не поддающегося четкой формулировке.

Разрыв между теорией и практической деятельностью
       Хотя системный подход имеет широкий спектр использования, в данной книге основное внимание уделено его приложению к общественным наукам, связанным с ним и методологическими, и философскими узами. Представляется поэтому логически оправданным рассматривать прогресс в области системного подхода в связи с прогрессом общественных наук и поставить следующие вопросы:
       1. Должны ли общественные науки учитывать интересыобщества?
       2. Могут ли общественные науки оставаться нейтральными по отношению к обществу?
       3. Могут ли общественные науки иметь систему ценностей, независимую от влияния общества?
       4. Является вмешательство в ход событий лишь теоретически допустимым или практически возможным?
       5. Как мы можем примирить стратегию постепенных улучшений со стратегией нововведений?

Должны ли общественные науки учитывать интересы общества? [14]
       До 50-х годов исследования в области общественных наук [имеются в виду науки Запада.— Ред.] в основном были направлены на развитие и совершенствование методологии. Начиная же с 60-х годов социологи оказались вовлеченными в новую сферу интересов. Они уже не ограничивались исключительно развитием теорий, а призывали к их практическому приложению— формированию социальной политики. К настоящему времени признано, что

       в области общественных наук развиты приемлемые научно обоснованные процедуры сбора достоверной информации о стоящих проблемах. В значительной степени возросло научное содержание общественных наук за последние десятилетия, развиты блестящие методы анализа и оценки для проверки теоретических и практических предположений. И даже там, где еще не достигнуты желаемые успехи, — а они, несомненно, будут достигнуты — опыт социологов может помочь заглянуть в сущность проблемы [15].

       Раньше социологи считали делом чести работать, будучи ни от кого и ни от чего не зависимыми, не подчиняя ни свою науку, ни себя никаким внешним императивам. Мы являемся очевидцами значительных изменений в этом отношении. Развивается новая область, охватывающая системный анализ, системный подход и прикладные общественные науки. Эту новую область называют по-разному: социальная политика, политическая наука, социальное планирование. Она включает по определению “любые предположения для формирования преднамеренных действий по реализации задач, стоящих перед обществом или какой-либо из его частей” [16]. “Социальная политика... имеет дело с социальными целями... Центральной, хотя и не единственной задачей социальной политики является исследование социальных целей стратегий, направленных на достижение общественного благосостояния, а также социальных целей экономических стратегий...” [17]. “Помимо всего прочего, социальная политика имеет дело с выбором между противоречивыми ценностями” [18].
       Социологи берут на себя новые обязательства, выражающие их желание осуществления перемен. “Имеется широкий спектр возможностей — от пассивного знания до действия, и социологи играют активную роль в реализации любой позиции этого спектра” [19].
       Вторгаясь в область социального действия, социологи тем самым ликвидируют разрыв между теорией и ее практическим приложением. До 1960 г. социологи отвергали признание какого-либо императива в своей работе, который мог бы угрожать их нейтралитету по отношению к обществу и независимости от него.
       Теперь же они считают свою вовлеченность в дела общества неизбежной и необходимой.

Могут ли общественные науки оставаться объективными, нейтральными по отношению к обществу и сохранить свою, независимую систему ценностей?
       Общественные науки и системный подход используются при выработке рекомендаций в деловой сфере и при формировании социальных стратегий. А коль скоро общественные науки дают рекомендации, они утрачивают свою нейтральность.
       Противоречие между концепциями нейтральной науки и науки, подчиненной определенному влиянию, не является новым [20]. Как отмечает Поппер, нельзя быть в стороне от этого спора, так как вмешательство науки в жизнь общества может иметь столь же решающее значение, как и невмешательство, в том смысле, что оправдание невмешательства в человеческие судьбы (как и оправдание вмешательства) должно быть аргументировано [21]. Если субъектом общественных наук являются человек и его институты, то как же мы можем отделить самих себя и наши решения от процесса нашего исследования?
       Принимаем ли мы вмешательство ученого как активного участника процесса перемен или только как наблюдателя событий, зависит от процесса накопления знаний, т.е. от того, как мы отвечаем на следующие вопросы:
       — Что такое знание или что значит знать?
       — Как мы приходим к знанию того, что мы знаем?
       — Как мы можем доказать, что мы достигли истины? Данные вопросы уже обсуждались в связи с принятием решений (гл.4), экспертизой (гл.17) и планированием (гл.19).
       Цикл очевидная реальность — миропонимание — система познания — истина был предложен в качестве одного из подходов, применив который можно сформировать план, исходя из реального положения вещей. Подчеркивалось, что феномены “истина” и “знание” могут быть поняты как “процесс участия”, протекающий между реальностью и наблюдателем, между наблюдателем и объектом наблюдения. В данном контексте знание является лишь результатом воздействия процессов познания каждого индивидуума на реальный мир. Как мы подробно отмечали при обсуждении цикла принятия решения, получаемая истина должны соотноситься с миропониманием каждого индивидуума и не может быть от него отделена. Знание же не только соотносится с миропониманием каждого индивидуума, но и классифицируется на этой основе. Наблюдатель и объект наблюдения относятся к одной системе и не могут быть разделены. Наблюдатель (ученый) по самому определению процесса формирования знаний (науки) включен в систему. Следствием этого является то, что ученый не может оставаться нейтральным.
       Концепция объективности, претендующая на то, чтобы поставить ученого вне системы, формирующей его как ученого, не может рассчитывать на поддержку. Невмешательство, нейтралитет и объективность должны быть заменены взглядом на науку, в соответствии с которым придается ценность вмешательству, активности и участию. Этика и моральные аспекты разработки и реализации систем включены в парадигму знания, отрицающую как наличие раскола между объектом и субъектом, так и отделение наблюдателя от предмета наблюдения. Иной путь рассмотрения взаимодействия ученых и науки связан с утверждениями, сделанными в гл.7, посвященной этическим аспектам систем, где мы указываем на необходимость иметь “науку о науке”, т.е. иметь процесс, являющийся инструментом самопознания. В рамках такого процесса давались бы ответы на вопросы о том, как достигаемая истина становится образом реальности, способствуют ли результаты такого познавательного процесса реализации функции саморегулирования системы. Этическая сторона проектирования систем нацелена, помимо прочего, на поддержание тех процессов в системах, которые усиливают способность систем к выживанию. Она направлена также на развитие способов функционирования системы, поддерживающих ее в состоянии равновесия без нарушения нормального режима управления.

Является вмешательство лишь теоретически допустимым или практически возможным?
       Вопрос о нашей психологической готовности к активному вмешательству в ход событий, быть может, и не столь важен, как вопрос о возможности такого вмешательства. Данный вопрос имеет особое значение, так как существуют разные мнения относительно способности индивидуума влиять на ход событий. Мы приходим к противоречию. С одной стороны Скиннер и другие бихевиористы утверждают, что “научная теория поведения человека должна упразднить концепцию индивидуума как единицы действия или инициатора действия” [22]. Для Скиннера и его последователей человек является лишь организмом, поведение которого зависит от количества и времени приложения стимулирующих внешних воздействий. С другой стороны, оппоненты Скиннера заявляют, что человек не только подчиняется нормам, обусловленным его окружением, но и наделен собственным “я” и внутренними стимулами, формирующими и объясняющими его поведение.
       Разрешение философского противоречия между этими двумя школами выходит за рамки книги. Мы можем лишь отметить, что мы на стороне тех, кто верит в нашу власть, хотя бы и ограниченную, над окружающим миром. Мы признаем существование внешней системы и верим, что можем работать в ней и без условностей и побуждений, предсказанных Скиннером. Принять концепцию, что наука и человек могут воздействовать на возникающие проблемы,— значит утверждать, что наука может включиться в процесс социального действия и готова принять на себя ответственность за вносимые ею перемены.

Как мы можем примирить стратегию постепенных улучшений со стратегией нововведений?
       Системный подход и связанные с ним принципы проектирования систем не ограничивают пути к совершенствованию систем лишь их постепенным улучшением, осуществляемым в окрестности текущего состояния. Самые важные творческие достижения человека были получены в результате качественных скачков — значительных отходов от общепринятых стандартов. Инкрементализм и концепция “доведения дела до конца кое-как” Линдблома [23] обнаруживают наши недочеты, но не дают руководства к действию. Коренные изменения следует рассматривать как индуктивный, а не дедуктивный процесс, хотя творчество, возможно, основывается на обоих процессах. Коренные изменения есть процесс, с помощью которого ученый делает нерегулярные шаги, приближающие его к идеальной системе [24]. В гл.7 мы обсуждали “философию действия” Чёрчмена, которая рекомендует стремиться к идеалу реальности, но отмечает, что мы часто принимаем практическую реализацию за идеал.
       Имеются утверждения о том, что системный подход не научен из-за холистского взгляда на систему в условиях недостатка информации о ней. Мы же считаем, что отбрасывание части общего решения, что является следствием рассмотрения лишь части подсистем, как раз и ненаучно. “Познать части без знания целого так же невозможно, как познать целое без знания его частей” [25].
       Мы отдаем себе отчет в трудностях, с которыми сталкиваемся в попытках достичь цели подсистем, функционирующих в рамках полной системы. К сожалению, мы часто колеблемся между использованием локальных решений для подсистем и глобальных решений, планируемых для системы в целом.

Будущее общей теории систем и системного подхода
       Мы старались аргументированно показать, что общая теория систем создает теоретический фундамент, на котором базируются системный подход и системная парадигма. Хотя глава, посвященная общей теории систем (гл.3), и была добавлена в настоящее издание книги, лишь ученые, активно работающие в прикладных областях, смогут решить, получат ли они практическую пользу от данного раздела науки при решении своих текущих задач.
       Некоторые ученые [26] весьма скептически относятся к работам Берталанфи, Ласло, Рапопорта, Форрестера, Медоуза и всех так называемых системщиков. Другие [27], напротив, заинтересованы в дальнейшем развитии общей теории систем как объединяющей дисциплины и в формировании “максимально общепризнанной точки зрения, доступной для самой широкой аудитории” [28]. Вайнберг “старается приблизить общесистемные идеи к человеку, которому они, вообще говоря, и предназначены” [29]. Мне было бы лестно думать, что и я следую по его стопам. Кроме того, мне хотелось сдвинуть общую теорию систем с позиции “международной организации для развития теоретических систем” [30] в такую позицию где общая теория систем стала бы методом, подходом, образом мысли, а общественная полезность сочеталась бы с этикой. Чтобы это произошло, прикладная общая теория систем должна разрешить основное противоречие, которое Виккерс, один из президентов Общества по общесистемным исследованиям, выделил как самое важное. Имеется в виду противоречие между критерием устойчивости — неустойчивости, который относится к естественным неживым системам, и критерием “успеха — неудачи”, связанным с системами, включающими человека. Как указывает Виккерс, “естественные природные системы не испытывают неудач и не достигают успехов... Они могут быть более или менее устойчивы в различные промежутки времени и, таким образом, могут переходить из одного относительно устойчивого состояния в другое” [31].
       Итак, существует различие между теми, кто стоит на строго научной платформе и старается объяснить и устранить сбои в работе систем на основе критериев устойчивости, и теми, кто склонен к учету человеческого фактора и смотрит на критерий ценностей как на критерий, подходящий для изучения таких систем [31].
       Учитывая, что большинство рассматриваемых нами систем включает человека, необходимо согласовать два указанных подхода. Это требуется для формирования методологии осуществления изменений, путем реализации которых стоящие перед нами задачи могут быть разрешены. Виккерс отмечает вновь: “Кажется, что проблемы наших дней — политические, экономические, экологические, правовые, культурные и социальные — могут формулироваться лишь в терминах, включающих как ценностные критерии человеческих культур, так и критерии устойчивости всех культур” [31]. По Рапопорту, требуемая согласованность подходов “поможет взаимному обогащению научных дисциплин” и “устранению барьеров между теоретическими построениями и научными исследованиями. ...Существенно, что специалисты-прикладники с вниманием относятся к теоретическим обобщениям, а теоретики в свою очередь пытаются понять конкретные проблемы, возникающие при использовании общей теории систем как инструмента научных исследований” [32].
       Я хотел бы завершить свою книгу выражением надежды, что она будет полезна как узким специалистам, так и ученым общетеоретического направления и послужит их сближению и взаимообогащению. Мир ожидает начала их совместных действий.

ЛИТЕРАТУРА
       1. Hoos I.R., Systems Analysis as a Technique for Solving Social Problems — A Realistic Overview, Socio-Economic Planning Sciences, 4, 1, 29 (March1970); Hoss I. R., Engineers as Analysts of Social Systems: A CriticalEnquiry, Journal of Systems Engineering, 4, 2, 61—88 (1976). См. такжеHoos I. R., Can Systems Analysis Solve Social Problems?, Datamation,82—92 (June 1974); Hoos I. R., Criteria for Good Futures Research, Technological Forecasting and Social Change, 6, 113—132 (1974); The Costsof Efficiency: Implications of Educational Technology, Journal of HigherEducation, 46, 2, 141—159 (March —April 1975).
       2. Rivlin A. M., Systematic Thinking for Social Action, Brookings, Washington D. C, 1971, pp. 9—45, 50.
       3. Там же, с.7, 46—63.
       4. Там же, с.7, 86—120.
       5. Olson M., Jr., Evaluating Performance in the Public Sector, A WorkingPaper, University of Maryland, College of Business and Public Administration, College Park, Pa., 1972.
       6. См. п.2, с.64, 69.
       7. Там же, с.121.
       8. Laner S., The Systems Concept as a Common Frame of Reference—Introduction, in Lawrence J. R. (ed.), Operational Research and the Social Sciences, Tavistock, London, 1966, p. xxix.
       9. Я хотел бы выразить благодарность М.Олсону за пояснения, сделанныеим во время частной беседы в связи с концепцией рациональности. Он,естественно, не несет ответственности за мою интерпретацию данной концепции.
       10. Hoos I.R., Systems Analysis in Social Policy — A Critical Review, Institute of Economic Affairs, London, 1969.
       11. Hoos I.R., Systems Analysis and Public Policy, University of California Press, Berkeley and Los Angeles, 1972, 1974.
       12. Diesing P., Reason in Society, in the Political Economy of Efficiency: Cost-Benefit Analysis and Program Budgeting, Public Administration Review,26, 4 (December 1968).
       13. Wildavsky A., The Politics of the Budgetary Process, Little Brown, Boston, 1964, p. 131.
       14. Horowitz E.L. (ed.), The Use and Abuse of Social Science, TransactionBooks, New Brunswick, N. J., 1971, Introduction.
       15. Knowledge into Action: Improving the Nation's Use of the Social Sciences,Report of the Special Commission on the Social Sciences of the NationalScience Board, Government Printing Office, Washington, D. C, 1969,pp. 7-9.
       16. Gans H.J., Social Science for Social Policy, in Horowitz I. L. (ed.), TheUse and Abuse ox Social Science. См. п. 14, с. 14.
       17. Rein M., Social Policy: Issues of Choice and Change, Random House, NewYork, 1970, pp. 9—10.
       18. Rein M., Social Policy Analysis as the Interpretation of Beliefs, Journalof the American Institute of Planners, 37, 5, 297 (September 1971).
       19. Harris F.R., Scoial Sciences and National Policy, Aldine, Chicago, 1970, p.10.
       20. Simey T.S., Social Science and Social Purpose, Schocken, New York, 1969.
       21. Popper K.R., The Poverty of Historianism, Harper and Row, New York, 1964.
       22. Цитата приписывается Скиннеру.
       23. Lindblom С.Е., The Intelligence of Democracy, Free Press, New York, 1965, ch.9.
       24. Nadler G., Work Design: A Systems Concept (rev. ed.), Irwin, Homewood,111., 1970.
       25. Pascal B. (1623—1662), Pensees, In Oeuvres Completes, Biblioteque de la Pleiade, Editions Gallimard, Paris, 1954, p. 1110.
       26. См., например, Berlinski D., On Systems Analysis: An Essay Concerningthe Limitations of Mathematical Methods in the Social, Political and Biological Sciences, MIT Press, Cambridge, Mass., 1976.
       27. См., например, Weinberg G.M., An Introduction to General Systems Thinking, Wiley, New York, 1975; Rubinstein M. F., Patterns of Problem Solving,Prentice Hall, Englewood Cliffs, N. J., 1975.
       28. Weinberg G.M., см. п.27, с.XI. Автор намеренно допустил двусмысленность для слова “общий” в названии книги.
       29. Там же, с.47.
       30. Юридически данная организация называется Society for General Systems Research.
       31. General Systems Bulletin, 7, 1, 3 (Autumn 1976).
       32. Rapoport A., Preface, General Systems, 21, V (1976).





Дата последнего изменения:
Thursday, 21-Aug-2014 09:10:56 MSK


Постоянный адрес статьи:
http://az-design.ru/Projects/AzBook/src/005/03GJ2000.shtml