Правильная ссылка на эту страницу
http://az-design.ru/Support/HardWare/BellLabs/M19840112Elc058.shtml

Куда разовьются исследования Bell Labs и CSO?

УДК 061.62

Мэрилин Харрис (Marilyn A. Harris)
Нью-Йоркское бюро Electronics

Marilyn A. Harris. Whither research at Bell Labs, CSO? pp.101,103.

в связи с отделением от Bell Labs некоторых подразделений для содействия формированию Центральной обслуживающей организации (CSO) возникают вопросы, касающиеся ролей, которые оба предприятия будут играть в дальнейшем.

Эрвин Доррос был вне себя от ярости: на проходившей в Женеве в октябре 1983г. конференции «Телеком-83» розданные участникам копии его речи, переведенные на четыре языка, были отпечатаны на бланках с колоколообразным символом — фирменным знаком компании AT&T. Дело в том, что Доррос уже не работает в American Telephone & Telegraph.

Хотя он 28 лет потрудился в компании Bell System, в декабре 1982г. он покинул ее и занял пост исполнительного вице-президента, ответственного за технические службы, в Центральной обслуживающей организации (Central Services Organization) — новом предприятии (отпрыске Bell Laboratories), которое должно служить техническим ресурсом для лишившихся таких ресурсов эксплуатационных компаний бывшей AT&T.

Со времени, когда в 1983г. CSO начала функционировать в качестве исследовательской организации, находящейся в совместном владении семи региональных белловских эксплуатационных компаний и управляемой ими, она все не может решить проблему сохранения собственного лица. (В обмен на финансирование новой организации — ее бюджет на 1984 г. составляет около 750 млн. долл. — эксплуатационные компании будут получать техническое руководство в тех областях, в которых они неконкурентоспособны, например в обслуживании местных АТС.)

Женевский инцидент характерен для той путаницы ролей, которая свойственна отношениям CSO с породившей ее организацией. Есть тут и прямое соперничество. Ученые, покинувшие Bell Labs, смотрят на CSO как на «новый рубеж»; те, кто остался, сомневаются в том, что этот новый рубеж расширится,— имеется в виду надежность финансирования со стороны небелловских эксплуатационных компаний и, следовательно, поддержка, которую CSO может им оказать.

Что касается самой Bell Labs — ее технический персонал сократился с 18 тыс. до 11 тыс. чел., общий штат — с 26 до 18 тыс., а бюджет 1984г. — на 18%, т.е. до 1,8 млрд. долл.,— то ученые, руководители промышленности и исследователи рынка средств и услуг связи, пока не знают, как Bell Labs будет функционировать в качестве служанки AT&T, вновь обретающей конкурентоспособность.

С момента своего основания в 1925г. Bell Labs получила более 20 тыс. патентов, которыми руководство распоряжалось необычно щедро. В 1947г. началась «политика открытых дверей», узаконенная в 1956г. Декретом о согласии, и с тех пор Bell Labs имела в действии около 700 лицензионных соглашений за раз. «Обстановка в то время была беспрецедентной,— говорит Гордон Мур, председатель Intel Corp. — Мне ненавистна мысль, что лидерство в фундаментальных исследованиях перейдет к Японии».

Ресурс. Главное, что интересует наблюдателей, — не перейдет ли лидерство (естественным путем) к CSO. Их также беспокоит, что Bell Labs, расцениваемая как национальный ресуре фундаментальных исследований, может разорвать связи с CSO и, как выразился Джеймс Олсон, «напрячь свой опыт с целью достижения наивысшей конкурентоспособности». (В декабре 1983г., после того как было объявлено о вхождении Bell Labs в новую AT&T, Олсон был назначен председателем новой корпоративной единицы AT&T Technologies Inc., в которую вошли Bell Labs и предприятия, занимающиеся изготовлением и маркетингом оборудования, но не вошла AT&T Communications, называвшаяся прежде Long Lines.)

CSO в свою очередь «является частью нашей работы по определению потребностей телефонии на последующие 10—20 лет, говорит Доррос. «Чтобы выявить эти потребности, нужны исследования в поддержку того, что возможно», а не только того, что имеется на рынке. «Мы надеемся получить нашу долю Нобелевских премий»,— добавил он.

Существует мнение, что Bell Labs рискует стать «фирменным магазином», полностью интегрированным вертикально в структуру AT&T. Ален Чайновет, вице-президент CSO по прикладным исследованиям, утверждает: «Наша организация унаследует от Bell Labs ее нейтральную позицию».

Хотя юристы AT&T говорят, что компания будет сохранять свою легендарную открытость и либеральную лицензионную политику, признавая, правда, вопреки замечаниям Олсона, что они еще не обсуждали этот вопрос официально, некоторые служащие относятся к этому скептически. «Взгляните на Bell System Technical Journal,— говорит один из руководителей отделения Information Systems новой AT&T. — В прошлом статьи были столь прозрачны, что их почти можно было использовать в качестве технических требований к конструкции. Теперь самая суть густо авуалирована».

Подобие. По существу, предстоящая лицензионная практика, возможно, будет близко следовать традиционной политике Bell Labs в этом вопросе говорит Джим Фолк, ветеран Bell Labs со стажем 37 лет, а ныне глав шй поверенный CSO по вопросам «интеллектуальной собственности» и государственного регулирования. Он предсказывает, что, возможно, мы унаследуем политику открытых дверей, от которой они будут постепенно отказываться, поскольку, как указывает Доррос, эксплуатационные компании захотят иметь как можно больше поставщиков.

И все же образ CSO в умах многих имеет смутные очертания. Вот что говорит Марк Люфтинг, вице-президент фирмы Salomon Brothers, занимающийся анализом рынка средств и услуг связи: «Сомневаюсь, что кто-либо, включая и людей из CSO, ясно представляет себе, чем будет заниматься эта организация». Для этой неясности есть и другие основания: новое объединение не имеет собственных производственных плошадей и временно арендует их у AT&T в Баскин-Ридже (шт.Нью-Джерси) и у разных предприятий Bell Labs. Кроме того, оно еще не сделало себе имя и ждет решения суда по своей просьбе использовать наименование Bell и колоколообразный символ. Этим символом запрещено пользоваться всем подразделениям новой AT&T и, в частности, Bell Labs, которая сохранит имя А.Г.Белла.

Устав CSO требует оказывать поддержку эксплуатационным компаниям по всем вопросам службы связи, о г планирования для сетей и консультирования агентов по закупкам до советов по руководству монтажом и обслуживанием. Исследования будут проводиться по сетям, системам коммутации и передачи, математике и вычислительной технике, физике твердого тела и материалам.

Перекрытие тематики с исследованиями Bell Labs очевидно. Представители той и другой организации говорят, что последняя с ее техническим персоналом, втрое превосходящим по численности соответствующие штаты CSO, в два с лишним раза большим бюджетом и все более тесными связями с AT&T в ее новой роли как изготовителя, работающего на «внешний» рынок, и как обслуживающей организации, может делать все, что и CSO, и даже больше. «Ни та, ни другая компания не будет заявлять, что эффективность обеспечена путем разноса Bell Labs на куски»,— пожимает плечами один ученый.

Что остается? Однако новая Bell Labs будет не только меньше старой — 3000 человек ушли в CSO и 4000 — в отделение информационных систем AT&T,— сузится спектр направлений их работ. Кроме того, их исследовательские программы будут все теснее привязываться к изделиям AT&T, в числе которых будут и компьютеры. Олсон из AT&T Technologies говорит, что руководители, ответственные за отдельные направления деятельности компании, будут держать руку на тех отделениях кошелька, в которых лежат деньги на так называемые эволюционные исследования, увязывая приоритеты с потребностями рынка.

«У новой AT&T на счету каждый цент»,— указывает Джон Бейн, первый вице-президент по исследованиям в области связи в фирме Lehman Bros. Kuhn Loeb Inc. (Нью-Йорк). По его словам, дело дошло до того, что финансирование всяких поисковых исследований будет напряженным.

Но жалобы по поводу реорганизации Bell Labs руководство в общем не одобряет. Более тесная привязка исследований к изделиям имеет смысл, рассуждает Нобелевский лауреат Арно Пензиас, вице-президент по исследованиям, работающий в штаб-квартире лабораторий в Марри-Хилл, шт.Нью-Джерси (премию он получил, работая в Bell Labs). Скорбь о прекращении фундаментальных исследований, которые привели, например, к изобретению транзистора, прежде временна, говорит он, поскольку на них, как и прежде, выделяется более 10% бюджета лабораторий.

Пензиас признает, однако, что и корпоративные нужды, и, как он выразился, «запросы будущего» будут диктовать изменения. «Информационные аспекты деятельности будут и впредь расширяться», — говорит он. Расширятся исследования и в области процессоров, программных средств, проектирования приборов и их технологии, робототехники и принципов организации обслуживания. Исследования в области искусственного интеллекта будут расти умеренными темпами, «поскольку это не панацея, как думают некоторые».

Вообще, «мы видим, что физика все теснее сближается с биологией,— говорит Пензиас. — В вычислительной технике мы будем работать над системами представления знаний и в направлении большего понимания совместимости — целого нового направления в логике. Это будет не статичная, а меняющаяся со временем логика. Мы уже занимаемся этим в применении к сетям и системам коммутации, но пока только просиживаем штаны».

Но руководству пока не удалось убедить всех и каждого в правильности своей линии. Вот что говорит, например, один специалист Bell Labs с 15-летним стажем: «Подход к фундаментальным исследованиям должен измениться. Их финансирование больше не будет надежным. Первое время AT&T будет покрывать разницу, но будет и давление со стороны рынка. Безоблачная погода не может длиться до бесконечности».

Мотивация. Большинство тех, кто выбрал CSO, говорят, что их соблазнили открывающиеся возможности. «Когда группа специалистов по вычислительной технике начинает новый проект, деятельность так и кипит»,— говорит Майкл Леек, специалист по теории и технике вычислительных машин, который будет работать в СSO в области естественных языков. В Bell Labs он работал с 1969г., принимал участие в разработке операционной системы Unix. Он допускает, что «шансы превращения CSO в нечто кардинально новое и необычное вполне реальны».

С ним согласен Рам Гнанадесикан, один из руководителей отдела информационных наук CSO, участвовавший в работе специальной бригады специалистов Bell Labs, которая была сформирована для создания новой организации: «Построить организацию, отвечающую мировым стандартам, с нуля — это трудная и весьма привлекательная задача».

У некоторых, однако, кадровый состав CSO вызывает подозрения: вспомогательный персонал — в его составе 4000 чел., среди которых многовато руководителей,— не уступит инженерно-техническому. Возможно, что намечается создание миниатюрной копии старушки Ма Белл для централизованного управления деятельностью эксплуатационных компаний, говорит Бейн из Lehman Brothers.

Эти компании, однако, дорожат своей независимостью и, возможно, в конце концов отнимут у CSO ее нынешние официальные функции. Как говорит администратор одной из тех компаний, которые и впредь будут поддерживать CSO, «важнейшая задача — добиться доверия. Смею надеяться, что мы оправдаем ожидания».

Выходные данные:

Журнал "Электроника" том 57, No.01 (682), 1984г - пер. с англ. М.: Мир, 1984, стр.102

Electronics Vol.57 No.01 January 12, 1984 A McGraw-Hill Publication

Marilyn A. Harris. Whither research at Bell Labs, CSO? pp.101,103.

Раздел: СООБЩЕНИЯ

Тема:     Техника связи





Дата последнего изменения:
Thursday, 21-Aug-2014 09:10:44 MSK


Постоянный адрес статьи:
http://az-design.ru/Support/HardWare/BellLabs/M19840112Elc058.shtml