Правильная ссылка на эту страницу
http://az-design.ru/Support/SoftWare/l/GlassRob/04h1080.shtml

Глава 8. Наука и производство

       Введение
       8.1. Дихотомия интересного/полезного
       8.2. Дихотомия индивидуального/группового
       8.3. Две фразы из поп-культуры
       8.4. О понимании, согласии... и формальных методах
       8.5. Структурированное исследование? (Немного лукавое предложение)
       8.6. Плавающее соотношение передача/прием
       8.7. Заседание комиссии, не ориентированной на цель
       8.8. Точность и актуальность

Введение<>

Наши [японские] дети вымуштрованы, и нашу школьную систему
пронизывает стремление,., к единообразию... Отклонения от норм
[едва допустимы]. Творчество наказуемо... Вопрос “почему”
интерпретируется не как здоровое проявление любопытства,
но как личное оскорбление учителя и сомнение в его честности..
Интеллектуальная мощь Японии ограничена:
страна упорно работает, но не хочет упорно думать.
Хисао Ямада

“The Discipline of Curiosity”, Jenny Groen, Eefke Smit, and Juurd Eijsvoogel,
Elsevier Science, 1990

Между Востоком и Западом сложилось странное разделение
труда — молчаливое соглашение, при котором научной работой
в основном занимаются Соединенные Штаты и Европа, а Япония
превращает сделанные там открытия в рыночные продукты.
Гораций Фриленд Джадсон
“The Search for Solutions”, Holt, Rinehart and Winston, 1980,
приводится с разрешения of Henry Holt and Company, Inc.

       Чем отличается эта глава, сравнивающая академическую сферу и производство, от предыдущей, где сравнивались теория и практика?
       В предыдущей главе мы изучали интеллектуальные различия между миром увитых плющом стен и миром, которым правит нажива. В этой главе мы рассмотрим различия в их поведении.
       Разумеется, теоретические изыскания проводятся по большей части в университетах, а почти вся практическая работа происходит на производстве. Однако даже такие окончательные формулировки заслуживают уточнений, которыми я их и снабдил. Я занимался промышленными “исследованиями и разработками” (которые назывались R&D и обычно содержали гораздо больше R, чем D, так что в итоге оказывались весьма близки к той академической теоретической работе) и академическими практическими проектами (в основном руководя работой аспирантов, для которых задача произвести нечто имеющее успех на рынке была вторичной).
       Таким образом, есть логика в том, чтобы различать теорию/практику и науку/производство. Возможны различные варианты того, кто, чем и где занимается.
       Но гораздо более интересно, как мне кажется, посмотреть, чем отличаются те люди, которые работают в науке и на производстве. Моя карьера идеально подходит для исследования этого вопроса. Проработав в промышленности почти 30 лет и занимаясь практически всеми видами работ, которые там существуют (разработка программ, сопровождение, управление, R&D), я еще около десяти лет в различных качествах провел в научных кругах. Я был штатным преподавателем и работал по контракту. Я занимался исследованиями и печатался в неплохих журналах. Я работал в попечительских советах и разрабатывал учебные планы, а также занимался всеми мелкими делами, связанными с учебным процессом. Короче, моя карьера охватывает оба эти весьма различных между собой мира.
       Лакмусовой бумажкой такого моего биполярного воспитания стало годичное пребывание в Институте программирования (Software Engineering Institute). He знаю, что вы думаете о SEI, но по моему мнению, он всегда являл собой странный и не вполне удачный сплав двух миров — производства и науки.
       Ученые руководили проектами, оказавшими значительное влияние на программную индустрию, — или принимали в них участие. Производственники предоставляли данные для проектов, имевших, в основном, академический интерес. Различные подразделения SEI укомплектовывались людьми по-преимуществу из того или другого лагеря. Карьера многих производственников была связана с исследовательской частью R&D, что делало их производственниками лишь частично.
       Почему я считаю, что сплав был не вполне успешным? Потому что производственникам приходится прилагать усилия, чтобы быть услышанными в SEI. Потому что настоящие практики обычно терпят неудачу в сравнении с исследователями от производства. Потому что представители академических кругов проявляют такое пренебрежение к производственникам, что последним трудно в достаточной мере влиять на курс, выбираемый SEI. Если культурологическое исследование компьютерной области когда-либо займется сравнением поведенческих и интеллектуальных аспектов производства и науки, а также оценкой успешности их взаимодействия, то SEI представит собой идеальный плавильный котел двух культур для проведения исследования, если не считать, что в этом плавильном котле обнаружатся непереваренные куски, культурная принадлежность которых никогда по-настоящему не давала им раствориться в едином целом.
       А пока такого исследования нет, вам предлагается набор статей, представляющих мой посильный вклад в дело компьютерной культурной антропологии.
       Прежде чем двинуться дальше, отдадим долг определениям:
       “Производство”, как сказано в моем словаре, это “выработка, изготовление товаров; отрасль, вид промышленности”. (Еще раз обратите внимание, насколько философия фабричных труб укоренилась в словаре!)
       Напротив, “наука” относится к обучению — в школе, колледже или университете; “академический” — “ученый, а не технический или практический; представляющий чисто теоретический интерес без практического применения”.

       В этих определениях контраст виден резче, чем у остальных пар, которыми мы занимались в этой части.
       Перейдем к делу...




<<< Пред. Оглавление
Начало раздела
След. >>>

Дата последнего изменения:
Thursday, 21-Aug-2014 09:10:55 MSK


Постоянный адрес статьи:
http://az-design.ru/Support/SoftWare/l/GlassRob/04h1080.shtml