Правильная ссылка на эту страницу
http://az-design.ru/Support/SoftWare/l/GlassRob/04h1087.shtml

8.7. Заседание комиссии, не ориентированной на цель

       На заседании комиссии факультета все засыпали. Это было уже третье заседание с одной и той же повесткой, и я начал подозревать, что мы никогда ни к чему не придем. В то время я даже не догадывался, насколько прав.
       Совещание было посвящено выбору профилирующих дисциплин. Это важная тема. То, что мы выбирали, предстояло изучать всем студентам младших курсов. Независимо от их основной специальности. Трудно представить, чтобы какая-либо задача комиссии могла иметь большее значение.
       Почему же мы так медленно подвигались вперед? Разумеется, велись обычные междоусобные войны за то, чтобы ввести ту или иную дисциплину в перечень профилирующих, или наоборот, вывести. (Тогда я еще не понимал, какая мука для преподавателя так называемые “вспомогательные курсы”, то есть те, что читают студентам другой специализации. Учить студентов, которым навязали данный курс, было, как мне еще предстояло выяснить, худшей из всех возможных нагрузок преподавателя. Неудивительно, что преподаватели некоторых дисциплин не хотели, чтобы их предмет был включен в обязательный список.)
       Однако главная проблема заключалась не в политике. Главной проблемой было, как мне кажется — и здесь мне приходится подыскивать нужные слова, десять лет спустя вспоминая свой опыт, — всеобщее равнодушие к тому, решим мы что-нибудь или нет. Нет сомнения, что участники совещания испытывали радость коллегиальности, но едва ли у кого-нибудь присутствовало ощущение значимости задачи.
       Коллегиальность, но не общая задача. Вот такие не очень удачные слова я нашел для того, чтобы передать свою мысль. И я пришел к выводу, в справедливости которого — после многократного повторения одних и тех же ситуаций пока я работал в академическом мире — у меня нет сомнений: люди в академических кругах просто не ориентированы на достижение цели. Если производственное совещание созывается по определенному вопросу, разобрав который все расходятся, то академические совещания существуют ради самих себя.
       В известном смысле я и сейчас считаю этот вывод верным. С другой стороны, думаю, он несправедлив. Дело в том, что на производстве и в академическом мире ставятся очень разные задачи. Как все уже, наверное, слышали, в академическом мире работают для того, чтобы учиться, а на производстве люди учатся для того, чтобы работать. В академическом мире занимаются тем, что интересно, а на производстве — тем, что полезно. И это не просто слова, а глубокое социальное различие, в значительной мере определяющее то, чем занимаются люди в каждой из этих сфер.
       При этом ничто не может лучше мотивировать людей заниматься своим делом, чем стремление к общей цели. Мои коллеги по комиссии, занимающейся списком обязательных дисциплин, просто не считали конечный продукт достаточно важным, чтобы тратить усилия на его получение.
       (Позднее я пришел к выводу, что проблема лежит еще глубже. Если производственники не согласны между собой по поводу методов и подходов, то абсолютная необходимость изготовить конечный продукт вынуждает их преодолеть свои разногласия и грести в одну сторону. Если разногласия по поводу методов и подходов возникают в академическом мире, может не найтись ничего, что заставило бы прийти к общему решению. Если отсутствует стремление к общему продукту, трудно заставить группы с разными интересами работать совместно. В академическом мире споры, не приводящие ни к какому решению, могут протекать поразительно долго. И то, что главная цель вуза — такие задачи, как обучение студентов и научная работа, не помогает преодолеть разногласия, поскольку преподавание в целом рассматривается как неизбежное зло, а исследования часто ведутся индивидуально и потому не требуют группового согласия.)
       Четвертое и пятое заседания комиссии по определению обязательных курсов лишь немного приблизили нас к поставленной цели, то есть к составлению согласованного списка. А затем — чудо из чудес — подошли летние каникулы. Разумеется, летом мы собираться не могли и предположительно должны были вернуться к своей задаче осенью.
       А потом случилось кое-что интересное. За лето неведомым для нас всех образом список обязательных дисциплин все же был составлен. Осенью, когда мы вернулись, никаких совещаний уже не было. Это была радость, в которую верилось с трудом.
       Но было ли это такой уж удачей? Задним числом я выяснил, что произошло в действительности: в течение лета руководство постаралось и оформило собственное представление о том, что надо включить в обязательный список, — возможно, это представление у него имелось с самого начала. Однако — и это важно — ни у кого из нашей комиссии не было ни малейшего желания возражать против этого списка, потому что мы не хотели больше никаких совещаний!
       Так что же на самом деле тогда произошло? На языке передачи технологии и управления изменениями комиссия по составлению списка называлась бы инструментом вовлечения рядовых масс. Преподавателям, входившим в эту комиссию, была дана возможность принять участие в процессе и направить корабль к цели. То, что они не достигнут цели и в конце весеннего семестра оставят судно без руля, было предсказуемо. Но ориентированная на достижение конечной цели администрация приняла решение, по форме выглядевшее как привлечение преподавателей, благодаря чему они могли чувствовать свою причастность к делу. Администрация не только знала, что преподавательский состав не слишком ориентирован на достижение цели, но и использовала это в своих интересах.
       Но, боюсь, мы отвлеклись. Мы занялись анализом последствий фундаментального различия между академической и практической сферами, хотя очерк посвящен самому различию, а не его последствиям. А различие заключается в ориентации на цель. Практики обычно сильно ориентированы на достижение цели; а “академики” либо вообще не ориентированы, либо их цели настолько необычны, что не сразу их и заметишь.
       И это различие следует учитывать при любых попытках наведения мостов через пропасть между академическим и производственным мирами.

Постскриптум
       Есть еще одно интересное проявление такого разного отношения к целям в академическом мире и на производстве. Как мы видели, на производстве люди ориентированы на продукт, поскольку в большинстве случаев именно продукт представляет собой конечную цель.
       В последнее время в академическом мире бытует мнение, что путь к лучшему продукту лежит через процесс. Исходя из этого огромные усилия тратятся на то, чтобы усовершенствовать процесс. На этой предпосылке основана, например, вся модель зрелости процесса Института программирования (СММ).
       Однако здесь следует проявлять осторожность. Сосредоточенность на процессе вместо продукта — естественная тенденция в академическом мире. Это вытекает из “работать, чтобы учиться” или “интересное лучше полезного”. Стремление теоретиков убедить нас в том, что хороший процесс вернее всего ведет к хорошему продукту, нужно оценивать правильным образом, а именно, как естественное стремление группы не ориентированных на достижение конечной цели людей концентрировать внимание на предметах, интересных им самим, но, возможно, бесполезных для их коллег, более ориентированных на достижение целей.
       Иными словами, нет ничего плохого в том, что практики будут заниматься процессом, если это не вредит продукту. Ориентированным на достижение конечной цели практикам никогда не следует об этом забывать.




<<< Пред. Оглавление
Начало раздела
След. >>>

Дата последнего изменения:
Thursday, 21-Aug-2014 09:10:55 MSK


Постоянный адрес статьи:
http://az-design.ru/Support/SoftWare/l/GlassRob/04h1087.shtml