Правильная ссылка на эту страницу
http://az-design.ru/Support/SoftWare/l/GlassRob/04h1090.shtml

Глава 9. Забавность и серьезность

       Введение
       9.1. Разрываясь между забавностью и скукой
       9.2. Open Source: возвращение забавности
       9.3. Путешествие по странному проекту
       9.4. Помогите найти!

Введение

Творчество, возможность его проявить, по-настоящему
радует... Получая больше удовольствия от творчества,
человек предлагает более эффективные решения.
Клер Арнольд,
глава Leapfrog Services, Inc., в “The Creative Edge”,
Atlanta Business Chronicle, 16 сентября 2005 года

Отсюда явно следует невозможность... увеличения
размеров механизмов до невообразимых пределов,...
постройки огромных судов, дворцов или храмов.
Галилей
цитируется по книге “The Search for Solutions”
Горация Фриленда Джадсона,
Holt, Rinehart and Winston, 1980,
с разрешения Henry Holt and Company, Inc.

       Пора действительно заняться делом. Все прежние разговоры о дисциплине, разумной достаточности, качестве и процессе были лишь разминкой. И только сейчас мы подходим к истине!
       Программирование всегда было и остается интересным. На том оно и держится. Ты что-то сделал, и если все довольны, ты счастлив. Как говорится в рекламе пива, не нравится — найди себе лучше.
       Послушайте ветерана. Я работаю с компьютерами с тех пор, как в далеких 1950-х началась их эпоха. В те времена компьютерами занимались исключительно ради удовольствия, ибо общество этого не поощряло.
       В чем это выражалось? Нас считали чудаками. Собственной головой мы делали то, что все остальные делали руками: создавали некий продукт и заставляли его проделывать невообразимые вещи (в данном случае, с помощью ящика, набитого таинственной электроникой, в которой мало кто разбирался).
       Не нужно путать нас тогдашних с нынешними хакерами. Хакеры делают обычные вещи весьма странными способами. А мы были пионерами, и необычным было то, что мы делали, но как мы это делали, никого не интересовало. Мы, пионеры, были странными из-за самой своей профессии; хакеры странно себя ведут, но их профессия ни у кого не вызывает сомнений.
       Помню, как летел в командировку (в 1970-х, из Альбукерка в Остин) и впервые моим соседом в самолете оказался человек, понимающий компьютерную терминологию. Я тогда уже лет двадцать занимался компьютерами, но мне еще ни разу не попадался кто-либо, способный связать пару слов на эту тему. А теперь вероятность встретить человека, который ничего не знает о компьютерах и не имеет о них собственного мнения, практически равна нулю.
       Нас развлекала и эта странность. Мы действительно были пионерами и занимались тем, чего большинство людей не могло даже вообразить. Границы нашей деятельности были неощутимы. Объяснить не компьютерщику то, чем занимаешься, чаще всего было невозможно. Как это было забавно!
       Но гораздо интереснее было программировать: думать, как применить какую-то новую команду самого нового компьютера, как переписать прошлогодние программы с использованием возможностей нового компьютера (мы занимались этим постоянно, потому что аппаратное обеспечение менялось быстрее, чем сегодня, хоть в это и трудно поверить), отлаживать программу, чувствуя себя сыщиком на пути к разгадке тайны, и видеть результат своих трудов, когда настоящий — может быть, даже правильный — ответ появляется на печатающем устройстве или терминале.
       В значительной мере этот интерес сохранился и сегодня. Но теперь мы разбираемся не с новой командой процессора, а с функцией нового языка программирования. Нам не приходится регулярно переписывать старые программы (и это хорошо!). Но мы все так же испытываем радость погони при отладке и удовольствие от результата. Иногда я думаю: какой удачей было найти такое интересное дело, за которое еще и платят. Разве мы занимались этим только ради денег?
       Но со временем что-то пошло не так, и я не могу сказать, что именно. Работа с компьютерами перестала доставлять прежнее удовольствие, о чем и говорится в заключительном разделе этой главы (и части). Может, я сам изменился и не могу больше сочетать легкость с продуктивностью? Или изменились условия работы, и программисты слишком озабочены немыслимыми ограничениями бюджета и сроков? Я не знаю ответа, хотя мне кажется, что верны оба предположения. Если у вас есть мысли по этому поводу, я с удовольствием их выслушаю.
       Как бы там ни было, больше не стану отвлекать вас. Можно ли дать определение “забавного”, “веселого”? Почему бы нет: “легкомысленное развлечение”. (Представьте, что сами, не зная языка, пытаетесь что-то извлечь из такого определения! Легкомысленно, конечно.)
       А как насчет “серьезного”? “Мрачный и задумчивый, не улыбающийся; нешуточный, не случайный или легкомысленный”.
       Тогда придется посмотреть, что значит “легкомысленный”: “бодрый, беззаботный; слишком небрежный, несерьезно относящийся к делу”.
       Эти слова слишком многозначны. Каким бы вы хотели быть — веселым или серьезным? Вот этим “не улыбающийся” многое сказано.
       Но хватит играть словами. Приступим к теме.




<<< Пред. Оглавление
Начало раздела
След. >>>

Дата последнего изменения:
Thursday, 21-Aug-2014 09:10:55 MSK


Постоянный адрес статьи:
http://az-design.ru/Support/SoftWare/l/GlassRob/04h1090.shtml